Новости

Библиотека

Энциклопедия

Карта сайта

Ссылки

О сайте


24.03.2015

«Куклы научили лучше понимать людей»

В минувшую субботу, 21 марта, отмечался Международный день кукольника. В Екатеринбургском театре кукол, как обычно по субботам, было многолюдно: дети, мамы-папы-бабушки-дедушки. Долгие и самые искренние аплодисменты. После утренних спектаклей мы заглянули в две гримёрки – к актёрам, всю жизнь посвятившим куклам. Оба они – из самого первого набора кукольной студии в Свердловске. Анатолий Герасимов недавно отметил 55 лет творческой деятельности, Галина Дейкина «играет в куклы» 52 года...

Спектакль «Лисица-оборотень». Анатолий Герасимов держит две куклы – китайского казначея Гун Мын Би и студента Ван Фу. 1960 год
Спектакль «Лисица-оборотень». Анатолий Герасимов держит две куклы – китайского казначея Гун Мын Би и студента Ван Фу. 1960 год

«Жизнь была – как у цыган»

Когда зашла в гримёрку к Анатолию Дмитриевичу Герасимову, он... играл на мандолине. Простенький мотив, но как мастерски! Первая мысль – готовится к очередному спектаклю, осваивает инструмент для роли...

– Нет, это так, для души... Когда учился в восьмом классе, задержался как-то в школе. И вот – пустой класс, на парте, свесив ноги на скамью, сидел парень. И играл... на мандолине. У меня мурашки, мурашки по коже! Я влюбился. И с тех пор начал учиться играть – сам.

– Наверное, в те годы и захотели стать артистом?

– Да. Но не думал, что судьба моя – куклы. Окончил школу-десятилетку. Пошёл на завод, поработал. Не смог. Я пришёл после школы, в голове – Онегин, Печорин! А там – мат на мате. И тогда меня мой друг привёл в студию. Там попросили стих прочесть – ну, я прочёл: «На рынке корову старик продавал...» Попросили спеть гимн Советского Союза и повторить простенький ритм. Ну, тоже справился. Внешние данные – не буду скромничать – были хорошие. Ростом я, конечно, был низковат, но для кукольника это как раз хорошо. Я был вровень с ширмой. И сразу – роль! В спектакле «Карлик Нос» играл Герцога Объедалло.

– Как – сразу роль? А учиться?

– Была сильная нехватка артистов, поэтому нас – практически сразу же, без подготовки, без опыта – в спектакли, на сцену! Наше здание тогда находилось на Ленина, 15 (там сейчас башня МВД, старого здания, двухэтажного особняка, не сохранилось). Но это была лишь «база» – четыре комнатушки, заставленные до потолка коробками с куклами, декорациями, ширмами, костюмами... Поэтому – всё на выездах. Была у нас машина старенькая. Помню, она сломалась – ездили на гастроли на лошадях. Две, три репетиции – и поехали играть, какая там учёба! Все деревеньки, посёлки объезжали. Жизнь была – как у цыган! Разгрузились, сыграли, дети посмеялись... Вещи собрали, дальше в путь.

– Никогда не было обидно, что всю жизнь приходится прятаться за ширмой?

– Порой хотелось, чтобы зритель видел меня. Но... Это всё надуманно. Ты создаёшь чудо, и видно должно быть чудо... Кстати, я ведь чуть не метнулся в драматические актёры! Зашёл однажды, уточнил, что нужно для поступления в театральное училище на актёра драмтеатра. Подал документы. Директор нашей студии, прознав это, раз – и организовала гастроли. Ровнёхонько на те дни, когда были вступительные экзамены. Ох, как я метался! Пришлось ехать на гастроли. Возвратились, и вдруг узнаём: в том же училище для кукольников открывается специальный курс! Так что, наверное, это всё-таки была судьба.

– Есть любимая кукла?

– Чёрт Люциус из спектакля «Чёртова мельница». Это была моя первая крупная роль... Он весь тонкий, изящ­ный, пластичный – я любил его за непростой характер. Кукла жила полвека. А потом... Видимо, проели черви. Очень жалко его было, я переживал... Хотя – не представляете! Вначале мне куклы страшно не понравились. Я-то полюбил театр за то, что там – красота... А они показались мне уродцами. Но потом так к ним прикипел, что сам себя порой чувствую ими.

– У вас над гримировочным столиком – два прекрасных женских портрета...

– Да, это итальянская актриса Стефания Сандрелли и Татьяна Иваницкая, актриса из фильма «Адъютант его превосходительства». Для меня это – эталоны женской красоты.

– Супруга не ревнует?

– Нет. Она у меня, кстати, тоже актриса Театра кукол – уже на пенсии, правда. Ревнуют ведь только глупцы. А эти портреты у меня – для вдохновения...

Богом поцелованные руки

Первый набор кукольного отделения театрального училища. Анатолий Герасимов – первый в верхнем ряду. Его супруга, Октябрина, слева в нижнем ряду. Галина Дейкина – в центре верхнего ряда. 1963 год
Первый набор кукольного отделения театрального училища. Анатолий Герасимов – первый в верхнем ряду. Его супруга, Октябрина, слева в нижнем ряду. Галина Дейкина – в центре верхнего ряда. 1963 год

В гримёрке Галины Ивановны Дейкиной – праздник: чай, пироги. Как выяснилось, не только День кукольника, но и начало каникул любимого зрителя – внука Ванюши.

– После восьмого класса меня по большому блату устроили работать в аптеку, – вспоминает Галина Ивановна. – Работала, всё нравилось, мечтала учиться на фармацевта... Хотя нет, вру – уже тогда, в восьмом, была шальная мысль – в артистки. Пришла в училище, на меня там посмотрели, строго спросили: «Девочка, тебе сколько лет?» – «Четырнадцать». – Мне показали на дверь и велели приходить после десятого. Потом как-то это забылось, мысли были о фармацевтике... И вот моя коллега как-то невзначай говорит: «Слушай, набор в театр идёт! Пошли?» – «Пошли!» И я поступила в кукольную студию. Я на тот момент ещё училась в десятом классе, мне было 16 лет. И я была самой маленькой среди всех актёров. А в 1963-м поступила в училище на кукольное отделение – как раз там открылся такой набор. Причём сдала экзамены экстерном и оказалась сразу на втором курсе.

– Но мечтали ведь блистать на сцене!..

– Мечтала. Но... Знаешь (ничего, что мы на «ты»? Мне так как-то привычнее, уж прости) был вступительный экзамен, и мне дали в руки две простенькие куколки – зайчика и медведя. Обыкновенные, детские... Всё. Сердце остановилось. Вдруг в целом мире самым важным стали эти живые существа в моих руках. Я с того момента пропала... Если актёр работает собой, его инструмент – это его тело. А кукла, это... как музыкант, который играет на скрипке. Ты можешь быть виртуозом, но без скрипки ты – ничто. Вот так и мы. Мы становимся частью куклы, мы вдыхаем в них жизнь, а они становятся нашим инструментом, и мы друг без друга жить не можем. Когда я на сцене, я вообще всё забываю, но для меня именно это и есть настоящее! Знаешь, я любую куклу чувствую очень хорошо: даже если незнакомая какая-то система, минута – и будто всю жизнь мы не расставались. Я и людей, кстати, неплохо чувствую и понимаю – это куклы меня научили.

Галина Дейкина в «Сказке о Попе и работнике его Балде» с паркетной куклой. 1974 год
Галина Дейкина в «Сказке о Попе и работнике его Балде» с паркетной куклой. 1974 год

– Первые годы работы – послевоенные... Трудно было?

– Жили в командировках. Дома почти не бывали! Но вспоминаю это не как трудное время, а как замечательное... Наш театр – главное развлечение для сельского зрителя. Пять ли, шесть спектаклей в день – играешь всё – душу нараспашку. Потому что видишь эти детские глаза! А как нас принимали! Мы въезжали в город, за нами бежали! Машину разгружали, декорации ставили, приносили молоко – свежайшее! Огурцы солёные, хлеб несли... Потом бережно, трогательно так, упаковывали кукол.

– Для тех ребятишек театр был главным событием, их было, наверное, легче удивить, чем детей сегодняшних?

– Да неправда. Как все дети мира любой эпохи, они смотрят и удивляются, верят и переживают. Когда Будур отдаёт лампу, что они кричат? «Дура!»

– Не отдавай! – добавляет Ваня.

– Да. Кричали, кричат, и будут кричать, – продолжает Галина Ивановна. – Дети остаются детьми. Вспоминаю часто случай. В спектакле «Питер Пен» был момент, когда Питер (его играла я) спрашивает у зрителей: «А вы верите в фей?» Как до этого момента на репетициях доходили, меня трясло. Потому что если они скажут «нет», можно закрывать занавес. И вот – спектакль. Я – дрожащим голосом: «Верите?». Гробовая тишина в зале. И вдруг – потихоньку, по одному: «да», «да»... И – хором, всем залом: «ДА!» Это был, наверное, один из самых драматичных моментов. Я и сама тогда верила в фей. И верю.

– Есть самая любимая кукла?

– Все родные, как пальчики на руках. Я 25 лет отработала на телевидении, вела детские передачи: «В гостях у Пети Светофорова», фильмы про Зайку Петю режиссёра Шарова – играла Петю. «Для вас, малыши!» – играла Незнайку... И вот эта кукла у меня сейчас дома. Я её даже детям и внукам не разрешаю трогать – это святое. Объяснить не могу, что в ней такого – но она невероятно живая... И ещё Лисёнок Людвиг из мультика «Рыжий, честный, влюблённый».

– Не могу оторваться от ваших рук: загляденье.

– Руки у меня – богом поцелованные...


Источники:

  1. oblgazeta.ru



Пользовательский поиск


© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://istoriya-teatra.ru/ "Istoriya-Teatra.ru: Театр и его история"