Новости

Библиотека

Энциклопедия

Карта сайта

Ссылки

О сайте


19.02.2015

Бешеный «креатив» по Островскому

Постановки новых спек­таклей всегда были и остаются индикаторами творческого состояния любого театра. По тому, что и как представляет труппа на суд зрителей, можно судить о её «здоровье», творческом потенциале и перспективах. Ирбитский театр драмы им. Островского представил в этом сезоне... Островского. Символично. Красиво. Вот только судя по тому, с чем пришлось столкнуться зрителям, состояние одного из старейших на Среднем Урале театров сегодня сложно охарактеризовать даже как «нормальное».

Одно из ранних названий этой пьесы Островского – «Не всё то золото, что блестит». Перефразируя классика, впору сказать по поводу последней премьеры в Ирбитской драме: «Не всё то золото, что объявляется театральными новациями». Фото: Наталья Брагина
Одно из ранних названий этой пьесы Островского – «Не всё то золото, что блестит». Перефразируя классика, впору сказать по поводу последней премьеры в Ирбитской драме: «Не всё то золото, что объявляется театральными новациями». Фото: Наталья Брагина

Хотя начиналось всё вполне многообещающе. Событие могло стать поистине знаковым, хотя бы потому, что предыдущий сезон театра, впервые за долгие годы, оказался практически «постным» – ни одной полноценной постановки для взрослого зрителя. А тут на ирбитскую сцену после многолетнего перерыва возвращалась русская классика – «Бешеные деньги» Островского.

Социальный заказ от педагогов города на постановку спектакля по программному произведению из школьного курса литературы поступил ещё пару лет назад. И всё это время в городе неоднократно мелькала информация, что классика вот-вот появится на ирбитской сцене. Понятно, что в подобной ситуации интерес к премьере был высок, а зритель, пришедший в зал, ожидал настоящих открытий и сюрпризов.

Сюрпризы начались ещё до открытия занавеса: на сцену, приветствуя зрителей, вышел режиссёр-постановщик спектакля Леван Допуа и, отметив, что премьеру изначально планировалось представить на суд зрителей под занавес ещё предыдущего сезона, особо посетовал: постановка далась коллективу тяжело. Работа, мол, продолжалась более восьми месяцев, но всех проблем решить не удалось. В частности, рассказывал режиссёр, уже в день премьеры пришлось вновь искать решение в оформлении спектакля (!), так как в последний момент из строя вышел сценический круг (!!!).

Предполагаю, что даже действующий круг в этот день спектакль бы не спас. Постановка смотрелась собранной на скорую руку и откровенно «сырой». Первое, что обратило на себя внимание после открытия занавеса, – убогое (мягче не скажешь) оформление сценического пространства. Остаётся только догадываться, каков был вклад в работу над постановкой указанного в программке художника-постановщика. Если честно, при взгляде на «сценическое оформление» складывалось впечатление, что создавался спектакль без оного специалиста. В прежние годы постановки Ирбитской драмы всегда отличались интересной, «играющей» сценографией, а посему такое оформление Островского смотрелось как «высочайший» непрофессионализм. Собранные с миру по нитке, из спектаклей предыдущих сезонов, декорации не только не выполняли сценической задачи – они порой просто нарушали контекст и атмосферу происходящего.

То же касается и костюмов. Образ главного героя Саввы Василькова превратился в откровенно карикатурный типаж туриста-шестидесятника (чего стоит одна только борода, сделанная из... шерстяной пряжи!). Недообраз представителя современного бизнес-сообщества не оставил зрителю шансов воспринять данного героя всерьёз.

Режиссёр вообще серьёзно (и произвольно) откорректировал характерные черты персонажей Островского, добавив всем нелогичной с точки зрения развития сюжета простоты. Это касается и Глумова, и Кучумова – последнего, кстати, талантливо сыграл Сергей Тушов. Вообще, актёры Ирбитской драмы, даже в этих обстоятельствах, как-то с Островским справились. Порой были даже органичны. Хочется отметить игру молодой актрисы Ксении Скворцовой в образе Лидии, работу Оксаны Ивановой (Чебоксарова), Тимофея Назарова (Телятев). Хотя кое-кого из актёров просто не хватило на оправдание режиссёрских манипуляций. Главный персонаж – Савва Васильков (Виталий Сторожилов) к концу действия попросту превратился в статиста, подающего партнёрам реплики.

Словом, ожиданий постановка не оправдала. Режиссёрские идеи так и остались на уровне витающих в воздухе. Вывод, к сожалению, напрашивается: режиссёру ирбитского драмтеатра ещё рано браться за подобные эксперименты с классикой. Воплощение на сцене столь актуального сегодня Островского требует большего, нежели вульгарное режиссёрское «А не замахнуться ли нам?..»


Источники:

  1. oblgazeta.ru



Пользовательский поиск


© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://istoriya-teatra.ru/ "Istoriya-Teatra.ru: Театр и его история"