Новости

Библиотека

Энциклопедия

Карта сайта

Ссылки

О сайте


22.06.2018

Болгары взяли столицу в «Кольцо»

В годы советско-болгарской дружбы главный оперный театр балканской республики гостил в столице СССР не единожды, однако в новые времена сотрудничество несколько сократилось. Последний раз Софийская опера выступала в нашей стране в далеком 1981 году, и, конечно, за 37 лет в ее жизни произошли большие изменения. Русские любители бельканто, конечно, помнят имена выдающихся болгарских певцов, таких как Борис Христов и Николай Гяуров, Люба Велич и Катя Попова, Райна Кабайванская и Гена Димитрова, Димитр Узунов и Любомир Бодуров, Елена Николаи и Александрина Милчева, Никола Гюзелев и Анна Томова-Синтова и многих-многих других, но это все славные вехи прошлого. И сегодня отдельные болгарские певцы, а вокальная школа в Болгарии всегда славилась своими традициями, иногда приезжают к нам — Красимира и Владимир Стояновы, Александрина Пендачанская и Надя Крастева — однако, как правило, международные звезды почти не связаны с самой Софийской оперой, которая ранее была славна крепкими, если не выдающимися, вокальными ансамблями.

«Гибель богов». Источник: Виктор Викторов/bolshoi.ru
«Гибель богов». Источник: Виктор Викторов/bolshoi.ru

А еще главный театр Болгарии был известен своими интерпретациями русской и итальянской классики. Сегодняшние репертуарные устремления Софийской оперы лежат в несколько иной плоскости. Хотя там не забывают о ходовых названиях, акцент худрук труппы Пламен Карталов делает на другом: в Москву болгарский театр привез оперу Любомира Пипкова «Девять братьев Яны» и тетралогию Вагнера «Кольцо нибелунга».

Последнее особенно амбициозно и для Москвы экзотично. Как известно, своего «Кольца» российская столица никогда не имела, хотя все части тетралогии по отдельности в Большом в разные годы ставились — правда, было это очень и очень давно. Редкие привозные варианты всегда поэтому воспринимались с очевидным ажиотажем: последний раз цикл гостил в Москве в 2005-м в исполнении Мариинского театра — единственного из российских, кто отваживается иметь в своем репертуаре вагнеровского мастодонта. Карталов очень гордится фактом переориентировки своего театра на более раритетный репертуар, всячески подчеркивая, что его проект — первая постановка тетралогии на Балканах.

«Зигфрид». Источник: Виктор Викторов/bolshoi.ru
«Зигфрид». Источник: Виктор Викторов/bolshoi.ru

Гигантский объем сцены Большого, сильно превосходящий родные подмостки болгар, поставил их в непростые условия: пришлось рассчитать силу звука, адаптировать постановочные идеи под иные масштабы. Некоторый испуг был заметен лишь в «Золоте Рейна», первой опере цикла, когда ряд певцов звучал бледновато, а красочное фантазийное оформление сцены (художник Николай Панайотов) не могло в достаточной степени заполнить пространство. Уже на «Валькирии» все стало на свои места, подтвердив, что Софийская опера по-прежнему сильна как своим вокальным составом, так и убедительными режиссерско-сценографическими решениями. Необыкновенно яркие впечатления оставили тенора Мартин Илиев (Зигмунд и Зигфрид в «Гибели богов») и Костадин Андреев (Зигфрид в одноименной опере), басы Ангел Христов (Хундинг), Николай Петров и Мартин Цонев (Вотан), сопрано Цветана Бандаловская (Зиглинда), Йорданка Дерилова и Радостина Николаева (Брунгильда) и многие другие. Несколько скромнее достижения оркестра под водительством немецкого маэстро Эриха Вехтера.

«Золото Рейна». Источник: Виктор Викторов/bolshoi.ru
«Золото Рейна». Источник: Виктор Викторов/bolshoi.ru

Карталов и Панайотов сознательно уходят от унылой европейской практики последних десятилетий, когда Вагнера спускают в буквальном смысле слова с котурн — вместо небожителей в латах и шлемах зритель видит современную бытовую или производственную картину. Эта штамповка изрядно наскучила, но репродуцируется тем не менее на европейских сценах с вызывающим аллергию постоянством: кожаные пальто и офисные двойки-тройки, персональные компьютеры и стиральные машины, автомобили и небоскребы из стекла и бетона. Болгарская постановка — это мир фэнтези, высокой игры, сложной и занимательной, мир фантастических картин, нездешних цивилизаций, существующий неведомо где, неведомо когда и неведомо как. Очевидный космический антураж сценографии исключительно адекватен образному миру и идейным посылам вагнеровской мегалегенды: миф, сага, фантастический эпос, изложенный композитором, здесь не «заземляется», не обытовляется, а напротив, мультиплицируется и гипертрофируется, доходя до уровня высокого синтеза слышимого и видимого.

«Валькирия». Источник: Виктор Викторов/bolshoi.ru
«Валькирия». Источник: Виктор Викторов/bolshoi.ru

Центральный символ, он же визуальная доминанта постановки, прост и понятен: это кольцо, то самое кольцо, из-за которого, собственно, и бушуют нешуточные «валгальские страсти». Кольцо огромно, оно занимает всю сцену, оно словно пояс астероидов или кольца какой-то огромной планеты, на которой живут многочисленные герои тетралогии: действие разворачивается внутри него, на поверхности его окружностей, над и под ним. Колоссальна в постановке роль видеопроекций (Вера Петрова) и световой партитуры (Андрей Хайдиняк и Емил Динков): подобно системе вагнеровских лейтмотивов, спектакль имеет свои цветовые доминанты и темы, переплетение которых создает необыкновенную по красоте и выразительности колористическую вязь, дополняющую и усиливающую музыкальный контекст, его воздействие на публику.

И если в «Кольце» фантазийные миры Карталова отдают легкой китчевостью и мультяшностью, то «Девять братьев Яны» режиссер решил совсем иначе — лапидарно, сурово и скромно. Затянутая морщинистой пленкой сцена и перекинутый через «кольцо вечности» ниспадающий золоченый кусок материи (он и жилище героев, и храм — сценограф Свен Йонке) — это все оформление спектакля, но благодаря волшебному свету, убедительной пластике (Риолина Топалова), этнографическим костюмам (Станка Вауда) и музыкальности мизансцен большего и не нужно.

«Девять братьев Яны». Источник: Светослав Николов/bolshoi.ru
«Девять братьев Яны». Источник: Светослав Николов/bolshoi.ru

Музыкально опера Пипкова, представленная в более щадящих условиях, нежели «Кольцо» (на Новой сцене), производит даже более сильное впечатление — могучий и яркий оркестр маэстро Жоржа Димитрова, великолепный хор Виолеты Димитровой изрядно передают красоту и силу этого опуса. Отменный вокал Габриелы Георгиевой (Яна), Петра Бучкова (брат-убийца Георгий Грозника), Костадина Андреева (жертвенный брат Ангел), Герганы Русековой (Цыганка) наделяет оперу больших страстей подлинными чувствами и одновременно философской глубиной.

Александр Матусевич


Источники:

  1. portal-kultura.ru



Пользовательский поиск


© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://istoriya-teatra.ru/ "Istoriya-Teatra.ru: Театр и его история"

Рейтинг@Mail.ru