Новости

Библиотека

Энциклопедия

Карта сайта

Ссылки

О сайте


ШЕКСПИР [Shakespeare] Уильям

Расстановка ударений: ШЕ`КСПИР [Shakespeare] Уильям

ШЕКСПИР (Shakespeare), Уильям (23. IV. 1564, Стратфорд-он-Эйвон,- 23. IV. 1616, там же) - англ. драматург. Происходил из семьи торговца и ремесленника. Детство и юность провёл в Стратфорде-он-Эйвон, где учился в грамматич. школе. В 1582 женился на А. Хэсуэй. Вскоре Ш. покинул родной город. Точных сведений о его жизни нет до 1592, когда о нём впервые упоминается как об актёре и драматурге в соч. Р. Грина. Считается вероятным, что уже в конце 80-х гг. Ш. стал проф. актёром, а с 1590 выступал и в качестве драматурга. В 1594 вступил в труппу "Слуги лорда-камергера", был одним из шести пайщиков- основателей этой труппы. С 1599 становится совладельцем т-ра "Глобус". Ш. играл на сцене до 1603 (после этой даты упоминаний о его участии в спектаклях нет), но драматургич. деятельность продолжал и в последующие годы. Ок. 1610 Ш. вернулся в Стратфорд, но связи с труппой не терял и продолжал писать для неё пьесы до 1613, после чего, по-видимому, из-за плохого состояния здоровья прекратил лит. деятельность.

Ш. начал драматургич. деятельность в обстановке нац. подъёма, вызванного войной с Испанией и разгромом "Непобедимой армады" Филиппа II (1588). К концу 16 в. культура гуманизма прочно утвердилась в Англии, оказывая влияние на всю духовную жизнь, в т. ч. на театр. Поприще для Ш. было подготовлено деятельностью драматургов-гуманистов, т. н. "университетских умов", - К. Марло, Р. Грина, Т. Кида и др. драматургов, создавших вольную и широкую форму англ. драмы, вмещавшую историч., легендарные, бытовые сюжеты. Предшественники Ш. выработали и ту форму поэтич. речи, к-рая стала господствующей в англ. драме,- белый пятистопный ямбич. стих. Творчество Ш. явилось ярчайшим художеств. выражением гуманизма на завершающем этапе эпохи Возрождения, когда с наибольшей ясностью обнаружились глубокие социальные противоречия переломной эпохи от феодализма к бурж. строю. Ш. был художником, сочетавшим гуманистич. мировоззрение с подлинно народной оценкой всех жизненных явлений. Его творчество вобрало книжное образование и устные нар. традиции. Сохраняя нек-рые черты театр. иск-ва средневековья, Ш. обогатил драматургию достижениями античной культуры, воспринятыми гуманистами. Сложное сочетание греко-римских, средневековых элементов с совр. мировоззрением и художеств. устремлениями составило основу творчества Ш. Драматург создавал пьесы для своей труппы, пред-назначая роли определённым исполнителям, хорошо зная их артистич. индивидуальность. Эта тесная связь с повседневной практикой т-ра обусловила особую сценичность произведений Ш., сохранивших силу воздействия на зрителя на протяжении столетий. Современник бурной, насыщенной событиями эпохи, Ш. пережил сложную эволюцию как мыслитель и как художник-драматург. В начальный период деятельности (1590 - 94) Ш. следует своим предшественникам, особенно Марло и Киду. Он создаёт историч. драмы на сюжеты из времён войны Алой и Белой розы (1455 - 85) "Генрих VI" (3 чч., 1590 - 92) и "Ричард III" (1593), а также трагедию на др.-рим. сюжет "Тит Андроник" (1594), близкие жанру "кровавой трагедии" (см. "Кровавая драма"). Изображение ужасов войны, коварных интриг и злодейств проникнуто в этих пьесах осуждением феодальной анархии, индивидуалистич. хищничества. Веренице злодеев макиавеллистского типа Ш. противопоставляет благородных героев - Глостер ("Генрих VI", 2-я ч.), рыцарь Толбот ("Генрих VI", 1-я ч.). Однако положит. герои этих пьес менее выразительны, чем персонажи, воплощающие своеволие, кровавую жестокость и деспотизм. Одновременно Ш. создаёт комедийные пьесы - "Комедию ошибок" (1592), "Укрощение строптивой" (1593), тяготеющие к традиции нар. фарса, с его грубым комизмом. В те же годы он выступает как поэт и публикует поэмы "Венера и Адонис" (1593), "Лукреция" (1594), пишет первые "Сонеты", но не становится книжным поэтом, а остаётся проф. драматургом, пишущим для театра.

У. Шекспир
У. Шекспир

Вступление в труппу "Слуги лорда-камергера" совпадает с переходом Ш. к новому периоду творчества (1595 - 1600), к-рый отмечен достижением художеств. зрелости. Теперь уже не Ш. учится у своих старших современников, а др. драматурги следуют его образцам. Мастерское владение богатством поэтич. языка сочетается в пьесах этих лет с богатством, многообразием драматургических средств. Создавая пьесы разных жанров, Ш. продолжает совершенствовать жанр историч. пьесы-хроники, пишет "Ричарда II" (1595), "Короля Джона" (1596), "Генриха IV" (1597 - 1598, 1-я и 2-я чч.), "Генриха V" (1599). Эти пьесы проникнуты идеей необходимости государственного единства. Ш. осуждает властолюбие, ведущее к узурпации короны, к анархии. Вместе с тем он видит в монархе законного главу государства, если только тот не думает о личном благе, а заботится об интересах государства. С этой точки зрения Ш. рассматривает в своих пьесах- хрониках королей, правивших Англией. Однако содержание его историч. драм неизмеримо богаче этой доктрины, соответствовавшей политич. теории гуманизма и в какой-то степени соприкасавшейся с официальной гос. идеологией. В своих хрониках Ш. впервые в мировой драматургии достиг подлинного историзма и социальной глубины. Избирая предметом драматургии наиболее критич. моменты в истории Англии, Ш. показывает драматизм борьбы разл. общественных сил, воплощённых в живых творцах истории, в людях, стоявших во главе тех или иных политич. движений. Короли и бароны, действующие на авансцене истории, представлены им как личности, наделённые индивидуальными чертами. При этом в характеристике их Ш. следует укоренившемуся нар. мнению о королях. В образах короля-злодея Ричарда III и идеального монарха Генриха V он воплощает нар. понятия о дурных и добрых правителях. На более высокой ступени творчества Ш. показывает нек-рых королей как живых людей со сложной внутренней жизнью. Таковы Ричард II и Генрих V. Ш. создаёт также образы героев-рыцарей, отличающихся истинной доблестью (Толбот, Фоконбридж в "Короле Джоне", воины Генриха V в "Генрихе V"). Большое значение имеет введение Ш. в свои пьесы плебейской массы. Один из первых в мировой лит-ре Ш. показал активную роль народа в историч. процессе, отношение народа к королевской власти, к дворянству, он подчеркнул, что у бедноты есть свои интересы, несовместимые с интересами господствующих сословий. Во 2-й ч. "Генриха VI" Ш. изобразил нар. восстание. Верно показав настроения крестьянских масс, Ш., однако, осудил дикость восстания так же, как осуждал и воинственную строптивость феодалов, к-рые отстаивали свои интересы, враждуя с королевской властью. Шедевром историч. драматургии Ш. является "Генрих IV", где наряду с величественными и драматичными картинами борьбы между централизованной монархией и феодальным сепаратизмом драматург создал, по выражению Ф. Энгельса, "фальстафовский фон". В сценах с участием опустившегося рыцаря Фальстафа и его приятелей Ш. осмеивает официальную государственность с её чинопочитанием, ритуалами власти, чопорной моралью. История предстаёт здесь в живом обличии, в сочетании возвышенного и обыденного, героизма и повседневности. Драматург глубоко вскрывает общественные противоречия, но, хотя он ясно видит социальное зло, тем не менее верит в возможность прогрессивного развития абсолютной монархии как силы, способной обуздать феодальный произвол и установить законность. Пьесы-хроники разнообразны в жанровом отношении. Если ранняя трилогия "Генрих VI" и пьеса "Ричард III" принадлежат к "кровавой трагедии", изобилующей ужасами и убийствами, то в "Короле Джоне" и особенно в "Ричарде II" драматург переходит к раскрытию внутр. трагизма в судьбах героев. "Генрих IV" сочетает трагизм (судьба Готспера) с эпич. размахом и несравненным юмором (образ Фальстафа). "Генрих V" сочетает эпич.-героич. направленность с истинно шекспировским реализмом, к-рый раскрывается в персонажах "фальстафовского фона". Второй период творчества ознаменован также расцветом комедийного дарования Ш. "Два веронца" (1594), "Бесплодные усилия любви" (1594), "Сон в летнюю ночь" (1595), "Венецианский купец" (1596), "Много шума из ничего" (1597), "Виндзорские проказницы" (1598), "Как вам это понравится" (1599) и "Двенадцатая ночь, или Как вам угодно" (1600) проникнуты духом светлой романтики. В основе сюжетов этих пьес - истории юношей и девушек, ищущих счастья в любви. Любовь, ревность, верность и переменчивость чувств выражены Ш. с подлинной поэтичностью. Комедии Ш. проникнуты духом праздничности (нек-рые из них написаны для брачных торжеств). Всем своим строем они связаны со старинными праздничными обрядами - майскими играми, рождественскими, масленичными и пасхальными праздниками, с их карнавальными элементами - ряжением и весёлыми обманами. Рядом с благородными молодыми героями в комедиях действуют комич. персонажи, к-рые у Ш. разделяются на две группы. Одна - горожане и крестьяне, наделённые комедийными чертами, чудаки, простофили. Ш. изображает их с добродушным юмором и лишь изредка обращается к сатире для осуждения ханжества пуритан (Мальволио - "Двенадцатая ночь") и корыстолюбия ростовщиков (Шейлок - "Венецианский купец"; образ Шейлока, однако, сложен и многогранен, как показал Пушкин, отметивший разносторонний характер этого персонажа: Шейлок "скуп, сметлив, мстителен, чадолюбив, остроумен"). Другая группа - комики по призванию и профессии - шуты (Лаунс и Спид - "Два веронца", Ланселот - "Венецианский купец", Оселок - "Как вам это понравится", Фесте - "Двенадцатая ночь"). Наследники древней профессии придворных шутов и яр-марочных потешников, эти персонажи сочетают глубокий нар. юмор с изощрённой гуманистич. иронией. Они - весёлые комментаторы происходящего, забавные острословы, выражающие в своих насмешках здравый смысл. Комедии Ш. сочетают авантюрные мотивы с лирикой и всеми оттенками юмора. Они глубоко жизнеутверждающие по духу, свободны от морализаторства, проникнуты высокой гуманностью, оптимистич. верой в торжество благородных начал жизни. Духом оптимизма проникнута и трагедия "Ромео и Джульетта" (1595), в к-рой любовь юных героев вступает в конфликт с враждой семей. Несмотря на гибель героев, торжествует идея мира и дружбы. Но постепенно оптимизм Ш. уступает место мрачному мироощущению, вызванному тревожной общественно-политич. обстановкой Англии конца 16 в., разочарованием в надеждах на осуществление идеалов гуманизма, осознанием противоречий, вызванных утверждением бурж. отношений. В этой общественной атмосфере Ш. создал произведения, отвечавшие на запросы времени, обобщившие многовековой трагич. опыт человечества. В эпоху начавшегося перехода от феодализма к капитализму остро встали кардинальные вопросы жизни, общественной нравственности, психологии отдельной личности, и Ш. с большой художественной силой отразил это в своих величественных трагедиях. Уже в "Юлии Цезаре" (1599) сказалось новое отношение Ш. к проблеме абсолютистского государства; в образе Юлия Цезаря он осудил монархический деспотизм, показав вместе с тем, что народ ещё далёк от высоких общественных идеалов.

Трагич. мировосприятие доминирует в третий период творчества Ш. (1600 - 08). Он создаёт в это время свои шедевры - трагедии: "Гамлет" (1601), "Отелло" (1604), "Король Лир" (1605), "Макбет" (1606), "Антоний и Клеопатра" (1607), "Кориолан" (1607), "Тимон Афинский" (1608). Их содержание выражено самим Ш. в словах Глостера из "Короля Лира": "Любовь остывает, слабеет дружба, везде братоубийственная рознь". В ранних пьесах, написанных до 1600, Ш. изображал трагическое как проявление внешнего зла, обрушивающегося на людей; источником трагического являются злодейства честолюбивых и коварных людей. В "Ромео и Джульетте" трагическое ещё коренится во внешних обстоятельствах, чистые и невинные герои становятся жертвами недоразумения. В зрелых трагедиях Ш. трагическое имеет объективные основания в среде, окружающей героев, но вместе с тем источником высокого трагизма оказывается внутр. противоречивость самих людей. Гамлет долго колеблется; Отелло, напротив, слишком торопится; Лир поддаётся гневу; Макбет становится жертвой своего честолюбия; Антоний и Клеопатра не могут вполне отдаться ни политич. интересам, ни своему личному чувству; мужественного Кориолана губят его гордость и презрение к народу; Тимон становится жертвой собственной щедрости. В трагич. судьбах героев Ш. отражаются глубочайшие противоречия самой жизни. Раскрытие объективных причин трагического сочетается у Ш. с проникновением в тайники человеческого сознания. Правда чувств его героев подтверждается опытом духовной жизни мн. поколений. Герои Ш. - люди могучих характеров, они выражают титанизм, свойственный выдающимся личностям эпохи Возрождения. Но в то же время персонажам Ш. уже не свойственна цельность; сохраняя героич. величие, они исполнены противоречий. Активность - основа характера героев трагедий Ш. Они стремятся подчинить мир своей воле, они гибнут, но уходят из жизни несломленными. Хотя обстановка действия трагедий Ш. всегда жизненно конкретна, конфликты в них отличаются космич. широтой, ибо герои ощущают связь со всем мирозданием. В мир жизненных конфликтов вторгаются сверхъестественные силы (призрак в "Гамлете", ведьмы и призраки в "Макбете", тень Юлия Цезаря в "Юлии Цезаре"). Трагическое у Ш. окружено ореолом таинственности. Отсюда - возможность разноречивых толкований трагедий Ш., многообразие их тем. "Гамлет" включает темы: государственно-политическую - узурпация власти, нравственное и на-следственное право мести, верность в любви и дружбе, право на убийство, разлад мысли и действия. Все эти темы раскрываются в поступках и мыслях персонажей, связанных единой цепью обстоятельств, влекущих к гибели основных участников трагедии. Над этими темами возвышается проблема характера героя, то бездеятельного, то активного, страдающего и мужающего в жизненной борьбе и безвременно гибнущего как раз тогда, когда он созрел до понимания жизни и своей цели. В "Отелло" злоба и зависть Яго по отношению к благородному мавру отражает борьбу эгоизма и корысти против гуманных стремлений. Два человеческих характера, овеянных авантюрным духом эпохи, выражают её двойственность, борьбу зла и добра. Но сам главный герой трагически противоречив: в нём сталкиваются первобытные инстинкты и культура, цивилизация; страсть и разум; доверие к людям и ревность. Стремясь достичь высшей человечности, Отелло совершает величайшую бесчеловечность. В "Короле Лире" проблема государственного единства сталкивается с проблемой распада общества на борющихся между собой индивидов. Индивидуализм подрывает основы семьи, индивидуальное своеволие превращает жизнь в войну каждого Против всех. Предвосхищая тему, характерную для зрелого бурж. общества, Ш. показывает губительность эгоизма. В его трагедии патриархальное начало, унаследованное от прошлого, таит не только благо, но и зло, ибо своеволие Лира - тоже одно из следствий патриархальности; с другой стороны, личное начало не всегда зло, ибо оно может проявиться в таком благородном характере, как Корделия. Всё смешалось в этом мире, и люди мечутся, гонимые своими страстями, неуклонно приближаясь к гибели. Герои трагедий Ш. виновны и невиновны, они сами куют свою судьбу; жизнь искушает их на каждом шагу. Таким искушением является для Макбета королевская корона. Превосходя короля мужеством и бранными подвигами, Макбет хочет увенчать свои достоинства высшей властью. Ради этого он идёт на убийство, но, достигнув своей цели, убеждается в том, что навеки лишил себя покоя и благ, доступных людям, не подпавших под власть честолюбия. Герои трагедий Ш. не могут сойти с избранного ими пути: Макбет до конца сражается за власть, не дающую ему ни радости, ни удовлетворения, и погибает, проклинаемый всеми. Страсть Антония и Клеопатры темна, изменчива; каждый из них, даже любя другого, сохраняет заботу о своих политич. интересах. В борьбе, к-рая раздирает мир, они жертвуют своим чувством, чтобы укрепить власть, и только перед лицом смерти признают, что самым прекрасным в жизни была их любовь. В "Кориолане" проблема личности и народа, героя и толпы имеет два решения - для Кориолана и для плебеев. Это - трагедия выдающейся ЛИЧНОСТИ, оторвавшейся от народа, и трагедия народа, не нашедшего себе достойных руководителей. В "Тимоне Афинском" Ш. показывает, что гос-во в целом и отдельные люди не умеют ценить тех, кто оказывает им услуги. Только золото и власть имеют значение для людей; порок, облечённый властью, пользуется всеобщим почётом, а золото заставляет людей преклоняться перед ничтожествами. Везде царит хищничество, все грабят друг друга, и человек - жалкая песчинка в несправедливом мире. Но мир не беспросветен, в нём встречается подлинная человечность. Ценность жизни - в прозрениях истины, достигаемой мучительным путём, в доброте, если даже за неё воздаётся страданием.

Даже комедии, созданные Ш. в этот период, окрашены в мрачные тона. "Конец - делу венец" (1603), "Мера за меру" (1602) и "Троил и Крессида" (1602) часто определяются как "мрачные комедии". Это - проблемные драмы, глубокие по социальным идеям. В комедии "Конец - делу венец" оспаривается неравенство, утверждается гуманистич. идея ценности человека не по происхождению и положению, а по истинным достоинствам ума и сердца. В пьесе "Мера за меру" ставится проблема законности и человечности, обнажается несправедливость и бездушие абстрактных законов, не считающихся с живыми людьми, осуждается лицемерие властителей, карающих других за проступки, к-рые они охотно прощают самим себе. В пьесе "Троил и Крессида" - сложный комплекс тем: причины войн, основы силы государства, права отдельной личности, значение чести. Пьеса доказывает, что лучшие ценности жизни гибнут, жестокость и бессмысленность утверждаются повсеместно. Произведения, созданные Ш. в этот период, выражают сущность противоречий, основные трагич. ситуации эпохи; драматург ставил сложнейшие философские проблемы, облекал свои мысли в дивную поэтич. форму, в драмы, отличающиеся огромной действенностью, создавал характеры, сочетающие типичное с индивидуальным. Даже в самых мрачных трагедиях Ш. выражены любовь к человеку, вера в него, восхищение его силой, изумление перед неисчерпаемыми возможностями духовного развития людей. Это определило возможность нового перелома в творчестве драматурга.

Четвёртый период деятельности Ш. (1609 - 13) отмечен возрождением жизнеутверждающих мотивов. Пьесы этого периода содержат драматич. и даже трагич. ситуации, но самые острые конфликты получают благополучную развязку (за исключением пьесы-хроники "Генрих VIII", 1613, к-рая, по мнению нек-рых исследователей, написана в соавторстве с Дж. Флетчером). Изменение в умонастроении Ш. отражается и в трансформации формы его драматургии. В эти годы III. обращается к жанру романтич. драмы или трагикомедии и создаёт пьесы: "Перикл" (1608, авторство Ш., возможно, лишь частичное), "Цимбелин" (1610), "Зимняя сказка" (1611), "Буря" (1612). Романтич., авантюрные сюжеты этих пьес лишены жизненной достоверности, действие их во многом имеет символич. характер, что особенно характерно для "Бури". Герои утрачивают психологич. глубину, присущую трагедиям Ш., идеи раскрываются через драматич. мотивы, образную систему поэтич. речи героев. Темы предшествующих произведений получают в этих пьесах новое осмысление. В "Цимбелине" показан распад семьи и деспотизм, в "Зимней сказке" - ревность и измена. В "Буре" даётся идейный итог мировоззрения Ш. Просперо - маг и учёный, воплощает идею торжества науки и добра над хищничеством, стяжательством и коварством. Подчинение дурных животных инстинктов разуму человека выражено в укрощении Калибана, в освобождении духа (Ариель). "Буря" - аллегория грядущего торжества лучших начал жизни, носит характер утопии и выражает непреклонную веру Ш. в идеалы гуманизма.

Творчество Ш. - вершина всей европ. драмы Позднего Возрождения. Оно включает элементы ренессансного классицизма (влияние Сенеки в "Ричарде III", подражание Плавту в "Комедии ошибок"), романтич. направленность (все комедии от "Двух веронцев" до "Двенадцатой ночи"), фантастику ("Сон в летнюю ночь", "Буря"), элементы пасторали ("Как вам это понравится", "Зимняя сказка"). Основу художеств. метода Ш. составляет поэтич. реализм. Стремлением к жизненной правде проникнуты все его произведения. В романтике, фантастике сквозь символы и аллегории, через условности и невероятные происшествия Ш. выражает богатство жизни. Реализм Ш. далёк от натурализма (хотя отдельные натуралистич. элементы подчас встречаются в его пьесах), произведения его выражают высшую правду жизни и её самые прекрасные, возвышенные и наиболее трагич. моменты. Вместе с тем Ш. не боялся ни прозаичности, ни грубости.

Язык произв. Ш. отличается огромным лексич. богатством (насчитывает св. 15 тыс. слов). Поэтич. речь персонажей изобилует риторич. фигурами и поэтич. метафорами. Ш. мастерски строит монологи, к-рые превращаются в своеобразные арии (диалог в стихах подобен дуэту) и ораторские речи. Ш. использует в своих пьесах формы лирики, распространённые в лит-ре 16 в.: сонет, канцону, альбу, эпиталаму и др. Белый стих, к-рым в основном написаны его пьесы, отличается гибкостью и естественностью. Он придаёт, с одной стороны, величественность и поэтич. возвышенность речам персонажей, а с другой - позволяет сохранять живость интонаций повседневной речи.

Драматургия Ш., выросшая на подмостках общедоступного нар. т-ра, вобрала в себя особенности сценич. техники того времени. Пьесы Ш. написаны для открытой сцены без занавеса и декораций, в них используется ограниченный реквизит, определяющий основные признаки места и времени действия. Поэтому в речах персонажей содержатся все сведения, необходимые для того, чтобы зрители представили себе, когда и где происходит данная сцена. Каждый эпизод пьесы сопровождается приходом и уходом актёров со сцены. Переход от одного эпизода к другому сочетается с выходом на подмостки новых действующих лиц. Имена персонажей зрители узнавали из речей актёров, их положение обозначалось костюмом и соответствующими аксессуарами. Костюмы в основном были современными, хотя иногда применялись и условно исторические костюмы. Главное место в спектаклях принадлежало актёру. Ш. писал свои пьесы для определённых актёров, учитывая их внешние данные и сценич. способности (в тексте пьес встречаются указания на рост, цвет волос и др.). Несмотря на ограниченное количество ремарок в пьесах Ш., они содержат много конкретных режиссёрских указаний, определяют сценич. поведение актёров. Непрерывность действия в спектакле эпохи Ш. вызвала разнообразие эпизодов, необходимость держать внимание зрителей в напряжении. Ш. перемежает патетич. сцены комедийными, переносит действие из одного места в другое, вводит новых действ. лиц. Почти каждая пьеса Ш. содержит, помимо основного действия, поединки, песни, танцы, музыку. Ш. использовал комплекс всех средств сценического воздействия, доступных т-ру его времени. Для исполнения его пьес необходимо высокое мастерство сценич. речи. Для пост. их требовалось умение произносить поэтич. монологи, пользуясь средствами внешней выразительности - мимикой, жестами и др.

Пьесы Ш. постепенно вошли в репертуар мирового т-ра. Их сценич. судьба тесно связана со всей историей т-ра. Закрытие т-ров пуританами прервало сценич. традиции т-ра эпохи Ш. До 1642 они ставились, как и при жизни Ш. Когда после 20-летнего перерыва т-ры в Англии были восстановлены, пьесы Ш. подвергались переделкам, их приспосабливали к новым вкусам зрителя. Дж. Драйден и У. Давенант переписывали пьесы Ш. почти целиком, меняя текст, характеры, условия действия, сохраняя лишь драматургическую канву, вносили поправки и в фабулу пьес, напр. H. Тейт переделал финал "Короля Лира": Эдгар восстанавливает Лира на троне и женится на Корделии. Эта переделка, сохранявшаяся на англ. сцене до 1832, основывалась на стремлении подчинить пьесы Ш. просветительской морали - поражение зла и победа добродетели. Так переделывались в 18 в. и др. произведения. Д. Гаррик возродил Ш. на англ. сцене (сер. 18 в.). Переделки пьес Ш. в духе классицизма появляются во Франции (Ж. Дюси. П. Летурнёр). В Германии благодаря удачным переводам Виланда и критике Г. Э. Лессинга Ш. приобретает большую популярность; писатели эпохи "бури и натиска" объявляют творчество Ш. высшим образцом драматич. поэзии. В конце 18 - нач. 19 вв. на сцене англ. т-ров пост. трагедий Ш. создают Дж. Кембл и С. Сиддонс, играющие Ш. в возвышенно-героич. манере. Новый этап в сценич. истории драматургии Ш. начинается в эпоху романтизма. Э. Кин придаёт исполнению ролей Ричарда III, Шейлока и Лира огромную страстность. Начинается восстановление подлинных текстов Ш., актёры У. Макреди и др. отказываются от переделок. Ч. Кин вносит историзм во внешнее оформление пост. Ш. Но внимание к постановочной стороне спектакля опять приводит к изменению текста Ш., к-рый подвергается переработкам для создания постоянных декораций к пяти актам (на акты пьесы Ш. делятся ещё со 2-й пол. 17 в.). Это вызывает перестановку сцен, значит. сокращение текста. Эти переделки вносятся даже в спектакли т-ра "Лицеум" (Лондон), где Г. Ирвинг пост. почти все пьесы Ш. Увлечение постановочными эффектами достигает кульминации в пост. Г. Бирбома Три. В 19 в. т-ры европ. стран всё шире ставят произведения Ш., и в этих спектаклях раскрывается дарование мн. актёров и реж. В Германии - К. Иммерман, Л. Девриент, К. Зейдельман, Ф. Дингельштедт и др., во Франции - Ф. Ж. Тальма, Сара Бернар, Ж. Муне-Сюлли основали нац. школы интерпретации Ш., сохранившие элементы декламац. стиля классицистской трагедии. В Италии выдающиеся сценические воплощения трагических героев Ш. создали Т. Сальвини, Э. Росси, Э. Дуге. В США выдвинулись А. Олдридж, Э. Бутс, в Австрии - Й. Кайнц. На рубеже 19 - 20 вв. в Англии в пьесах Ш. выступали Б. Салливен, Э. Фосит, Д. Форбс-Робертсон и др. В России наиболее прославленными исполнителями ролей в пьесах Ш. был П. С. Мочалов, В. А. Каратыгин, А. П. Ленский, А. И. Южин, трагики-гастролёры М. В. Дальский, М. Т. Иванов-Козельский, П. В. Самойлов, бр. Адельгейм, Н. П. Россов и др.

Нач. 20 в. отмечено изменением принципов сценич. воплощения пьес Ш., связанным прежде всего с режиссурой Мейнингенского театра, где Л. Кронек впервые отказался от спектаклей, строившихся исключительно на ведущих актёрах, и добился единства всего ансамбля. В Англии реж. У. Поэл выдвинул требование сохранения полного текста пьес Ш., отказался от перестановок сцен. В созданном им Елизаветинском сценич. об-ве осуществил пост. пьес Ш. на сцене, устройство к-рой приближалось к сцене т-ра эпохи Шекспира X. Гренвилл-Баркер выдвинул принцип освобождения сцены от излишних декораций и заменил декламационно-ораторский стиль исполнения Ш. совр. психологически углублённой игрой. Психологич. правдоподобия и историч. достоверности добивались в шекспировских спектаклях МХТ К. С. Станислаский и В. И. Немирович-Данченко, напротив М. Рейнхардт, Э. Г. Крэг выдвигали принцип условно-символич. пост. пьес Ш. Многообразные искания в т-ре нач. 20 в. продолжались в спектаклях, пост. после 1-й мировой войны. В Англии, где сохраняется система актёров - "звёзд", в пост. пьес Ш. гл. внимание сосредоточено на актёрском исполнении. Широкую известность получили создатели образов Ш. - А. Гиннесс, Дж. Гилгуд, Э. Эванс, С. Торндайк и др. В 50 - 60-х гг. наряду с отдельными блестящими исполнителями - Л. Оливье, М. Редгрев, Р. Ричардсон, В. Ли, М. Эванс, П. Эшкрофт, П. Скофилд и др. - утверждается и принцип ансамблевого исполнения спектакля, что стало возможным благодаря организации репертуарных т-ров: "Олд Вик" (с 1963 - Национальный т-р), Шекспировский мемориальный т-р (с 1961 - Королевский шекспировский т-р). Англ. режиссёры П. Брук и П. Холл пост. в Королевском шекспировском т-ре значит. спектакли. Среди лучших спектаклей 60-х гг. - "Король Лир" (1963, реж. П. Брук; Лир - П. Скофилд), "Отелло" (1964, Отелло - Л. Оливье). В США выдвинулись Дж. Барримор, О. Уэллес, К. Корнелл и др. После 2-й мировой войны ряд пост. Ш. осуществили во Франции Ж. Л. Барро, Ж. Вилар.

Новаторские тенденции в пост. пьес Ш. отчётливо проявились в спектаклях сов. т-ров, сочетавших монументальность с психологич. правдой и романтич. страстностью: спектакли "Ромео и Джульетта" (1935, Т-р Революции, реж. А. Д. Попов, худ. Шлепянов-Джульетта - Бабанова), "Отелло" (1935, Малый т-р, реж. Радлов; Отелло - Остужев), "Король Лир" (1935, Моск. еврейский т-р, реж. Радлов, худ. Тышлер; Лир - Михоэлс, Шут - Зускин) утвердили постановочный стиль шекспировских трагедий, сохранившийся на сов. сцене и все последующие годы. Пост. комедий Ш.: "Двенадцатая ночь" (1933, MXAT 2-й, реж. Гиацинтова, Готовцев), "Много шума из ничего" (1936, Т-р им. Евг. Вахтангова, реж. Рапопорт; Бенедикт - Симонов, Беатриче - Мансурова), "Укрощение строптивой" (1937, ЦТКА, реж. А. Д. Попов, худ. Шифрин; Катарина - Добржанская), "Как вам это понравится" (1940, Т-р им. Ермоловой, реж. Хмелёв и Кнебель; Жак - Якут), определили жизнерадостную красочность, тонкую иронию и в то же время глубокое психологич. раскрытие характеров героев. В 50 - 60-х гг. были пост. спектакли: "Гамлет" (1954, Т-р им. Маяковского, реж. Охлопков, худ. Рындин; Ленингр. т-р им. Пушкина, реж. Г. Козинцев, худ. А. Тышлер). "Юлий Цезарь" (1958, Т-р им. Хамзы, реж. Гинзбург), "Гамлет" (1961, Ташкентский рус. т-р, реж. Михайлов, худ. Вальденберг, Ушаков; Гамлет - Рецептер), "Ричард III" (1962, Куйбышевский т-р, реж. Монастырский, худ. Белов; Ричард III - Засухин), "Кориолан" (1964, т-р "Ванемуйне", Тарту, реж. Ирд, худ. Сандер; Кориолан - Коппель) и др.

Соч.: The works of Shakespeare. A new variorum ed.. by H. H. Furness, [a. o.], v. 1 - 18, Phil., 1870 - (каждый том - пьеса и комм. к ней), изд. продолжается под руков. Шекспировской ассоциации США; The works, ed. by W. A. Wright, v. 1 - 9, Cambr. - L., 1891 - 93 (Cambridge ed.); The New Cambridge Shakespeare, ed. by A. Quiller-Couch and J. Dover Wilson, 1921 - 1960 (каждый том - пьеса и комм. к ней); The new Arden Shakespeare, ed. by U. Ellis-Fermore and H. F. Brooks, L., 1951 (каждый том - пьеса и комм. к ней); The works. The Globe edition, Cambr. - L., 1864 (текст старого Кембридж. изд., многочисл. перепечатки); The complete works (The Oxford Shakespeare, ed. by G. J. Craig, L., 1904 (совр. перепечатки); The complete works, ed. by G. L. Kittredge, Boston, 1936; Complete works, [v. 1 - 4], ed. by P. Alexander, L. - Glasgow, 1954 - 58; ... ed. by C. J. Sisson, L., 1954; Полн. собр. соч., 5 изд., т. 1 - 3, изд. Н. В. Гербеля, СПБ, 1899; Сочинения, т. 1 - 5, под ред. С. А. Венгерова, СПБ, 1902 - 04; Полное собр. соч., под ред. А. А. Смирнова и С. С. Динамова, т. 1 - 8, М.-Л., 1936 - 50; Полное собр. соч., под ред. А. Смирнова и А. Аникста, т. 1 - 8, М., 1957 - 60; В. Шекспир, Трагедии, пер. Б. Пастернака, т. 1 - 2, М.-Л., 1949.

Лит.: Chambers Е. K., William Shakespeare. А study of facts and problems, v. 1 - 2, Oxf., 1930; Reese M. M., Shakespeare, his world and his work, L., 1958; Bentley G. E., Shakespeare. A biographical handbook, New Haven, 1961; Аникст А., Шекспир, M., 1964; Bradley А. С., Shakespearean tragedy, L., 1904; Raliegh W., Shakespeare, L., 1907; Schücking L. L., Die Charakterprobleme bei Shakespeare, Lpz., 1919; Stоll E. E., Art and artifice in Shakespeare, Cambr., 1933; Knight G. Wilson, The wheel of fire, L., 1930; Spurgeon С. Т. E., Shakespeare's imagery..., Cambr., 1935; Clemen W., Shakespeares Bilder, Bonn, 1936; Charlton H. В., Shakespearean comedy, L., 1938; Spencer Т., Shakespeare and the nature of man, Cambr., 1943; Sewell A., Character and society in Shakespeare, Oxf., 1951; Brown J. R., Shakespeare and his comedies, L., 1957; Reese M. M., The cease of majesty, L., 1961; Ellis-Ferinor U., Shakespeare the dramatist and other papers, L.,1961; Морозов M., Шекспир. 1564 - 1616, 2 изд., M., 1956; его же, Избр. статьи и переводы, М., 1954; Смирнов А., Шекспир, Л.-М., 1963; Козинцев Г., Наш современник В. Шекспир, Л.-М., 1962; Аникст А., Творчество Шекспира, М., 1963; Шекспировский сборник, т. 1 - 3, М., 1947, 1958, 1963; Шекспир и русская культура, М.-Л., 1965; Granville-Barker Н., Prefaces to Shakespeare, v. 1 - 5, L., 1927 - 49; Wilson Knight G., Principles of Shakespearean production, [L.], 1949; Brown Russel J., Shakespeare's plays in performance, L., 1966; Аникст А., Театр эпохи Шекспира, М., 1965; его же, Сценич. история драматургии У. Шекспира, в кн.: Шекспир, Полное собр. соч., в 8 тт., т. 8, М., 1960, с. 597 - 632; Иллюстрации, там же, т. 8, с. 633 и далее; Мастера театра в образах Шекспира, сост. М. Морозов, М., 1940; Нельс С. М., Шекспир на советской сцене, М., 1960; Оdell, Shakespeare from Betterton to living, L., 1920; Trewin J., Shakespeare on the English Stage. 1900 - 1950, 1965; Ebisсh W. and Schücking L. L., A Shakespeare bibliography, Oxf., 1931; Ebisch W., Schücking L. L., Supplement to the year. 1930 - 1935, Oxf., 1937; Smith G., Rоss., A classified Shakespeare bibliography 1936 - 1958, Pennsilvania, 1963; Шекспир. Библиография рус. переводов и критич. литературы на рус. языке. 1748 - 1962. Сост. И. М. Левидова, М., 1964.

А. А.


Источники:

  1. Театральная энциклопедия. Том 5/Глав. ред. П. А. Марков - М.: Советская энциклопедия, 1967. - 1136 стб. с илл., 8 л. илл.



Пользовательский поиск


© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://istoriya-teatra.ru/ "Istoriya-Teatra.ru: Театр и его история"