Новости

Библиотека

Энциклопедия

Карта сайта

Ссылки

О сайте


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Жироду (Л. А. Левбарг)

Крупным завоеванием французской театральной культуры второй четверти XX столетия является интеллектуальная драма.

Она расцветает на французской почве в момент активного наступления фашистской идеологии, попиравшей разум, нивелировавшей личность, насаждавшей культ силы.

Впитывая богатый опыт национальных рационалистических традиций, французская интеллектуальная драма противостоит и бытовизму репертуарной драматургии и отвлеченной обобщенности религиозно-догматического искусства. Интеллектуальная драма, по самой сути своей враждебная фашистской идеологии, становится мощным орудием в руках передовых деятелей 30-40-х годов. Закономерно обращение интеллектуальной драмы не только к реально современным, но и к легендарно мифологическим сюжетам, которые позволяют придать философское звучание основному идейному конфликту. И хотя авторы, пробующие свои силы в этом направлении, весьма различны, все они утверждают гуманистическую концепцию жизни и человека.

Критерием в оценке явлений объективной действительности они объявляют разум. Законам разума подчинена и поэтика их пьес. Создатели интеллектуальной драмы превращают своих героев в носителей определенных идей, сталкивают их в напряженной идейной борьбе. Рационалистическая природа метода, однако, не мешает им делать в своих пьесах тонкие психологические наблюдения. Сложившаяся уже в 30-е годы интеллектуальная драма станет отправной точкой развития ряда театральных направлений последующих десятилетий, в частности экзистенциалистского театра.

Жан Жироду
Жан Жироду

Однако специфической особенностью экзистенциалистской драматургии явится столь пристальное внимание к личности, к личной этике, что весь комплекс философско-нравственных проблем в основном будет решаться в этих пределах* Интеллектуальная же драма не абсолютизирует личность, но рассматривает ее в контексте объективных обстоятельств, в тесной связи с социальными явлениями.

Во французской интеллектуальной драме первой половины XX века ведущее место принадлежит Жану Жироду (1882-1944).

Ипполит Жан Жироду родился в семье чиновника в маленьком городке Беллак. В 1905 году он блестяще заканчивает в Париже Высшую нормальную школу. В последующие годы он посещает ряд европейских стран, живет некоторое время в Америке, где преподает в Гарвардском университете французский язык. По возвращении в Париж получает степень лиценциата прав. Однако академической карьере он предпочитает дипломатическую. В 1910 году он поступает на службу в Министерство иностранных дел. С 1904 года Жироду пробует свои силы в литературе.

Мобилизованный в 1914 году, Жироду становится сержантом, затем лейтенантом. После ранения он направлен инструктором в Португалию, а потом в Соединенные Штаты. По окончании войны Жироду, получивший ряд воинских наград, возвращается в Министерство иностранных дел.

Его дипломатическая карьера обрывается во время второй мировой войны. В мае 1940 года он уходит из Министерства иностранных дел, устанавливает связи с движением Сопротивления, выполняет поручения его руководства. Он умер 31 января 1944 года при таинственных обстоятельствах в парижской гостинице "Кастиль". Скорее всего, это было убийство, организованное гестапо.

В драматургию Жироду приходит сложившимся и уже получившим признание писателем, автором ряда романов, повестей, статей. Его ироническое отношение к нравам буржуазной Франции усугубляется впечатлениями от непосредственного участия в первой мировой войне. Он постоянно возвращается к теме франко-немецких отношений. За сугубо частными по видимости коллизиями его романов проступают общие контуры современной европейской действительности. К числу наиболее значительных произведений Жироду относятся романы: "Симон патетический" (1918), "Сюзанна и Тихий океан" (1921) "Белла" (1926), "Эглантина" (1927).

В 1926 году Жан Жироду познакомился с молодым режиссером Луи Жуве. Эта встреча положила начало их творческому содружеству и имела большое значение для судеб французского театра. А. Антуан писал: "Приход в театр Жана Жироду - это событие, которое будет иметь глубокий отклик в современном театральном движении..." Первую свою пьесу, "Зигфрид", Жироду создал на материале романа "Зигфрид и Лимузен" (1922). Автор предложил ее Комеди Франсез, но она была отклонена. Жуве, напротив, сразу поверил в Жироду - драматурга. Прислушиваясь к его советам, Жироду несколько раз переделывал пьесу. Наконец, 3 мая 1928 года в руководимом Жуве Театре Елисейских полей состоялась премьера.

Действие пьесы развертывается в вымышленном немецком городке. Французский литератор Жак Форестье, потерявший в результате тяжелого ранения память, попадает в плен к немцам. Возвращенный к жизни, он назван Зигфридом фон Клейстом и провозглашен национальным героем Германии.

Сочетая заведомую условность и отвлеченность с выразительными бытовыми и психологическими деталями, Жироду утверждает мысль о том, что есть две Германии и две Франции. Официальная Германия ярче всего воплощена в образах Евы, выходившей подобранного на поле боя "Зигфрида" и теперь внушающей ему идею "великой Германии"; генерала Фонжелуа, француза по происхождению, стоящего при этом на совершенно тех же позициях; ярого националиста генерала фон Вальдорфа и других. Все они - сторонники войны и проповедники идей реваншизма. Этой группе персонажей противостоят французский журналист Робино, участник войны, старый слуга-немец Мук, бывшая невеста Жака Женевьева, немецкий генерал фон Цельтен - непримиримый борец против шовинистической политики милитаристских кругов. При всей расплывчатости социально-политической позиции Жироду, при всей наивной условности "революционной" борьбы, которую ведет Цельтен, очень существенна, остра и современна была в пьесе постановка вопроса о размежевании сил не по национальному признаку. Жироду говорит о том, что миром управляют магнаты экономики, и призывает к духовному интернациональному братству европейских народов.

В центр драмы встает трагическая история Зигфрида - Форестье. С самого начала он ощущает свою ущербность, так как война обезличила его, лишила прошлого. На протяжении всей пьесы он как бы ищет самого себя. За героя ведут борьбу две женщины - Ева и Женевьева. Это менее всего любовное соперничество. Для фанатичной Евы "Зигфрид" - знамя милитаризирующейся Германии, для Женевьевы - просто человек со всеми его достоинствами и слабостями, которого во Франции никто не ждет, кроме нескольких друзей и собаки.

Создавая свой роман в 1922 году, Жироду еще наивно верил в мечту о Лимузене - символе заново обретенной героем романа родины и патриархальной гармонии. Действие пьесы, написанной в 1928 году, завершается на пограничном полустанке. По одну сторону Франция, по другую - Германия. Герой в финале остается на перепутье. Но у такой недоговоренности была своя образно-смысловая логика. Ведь не случайно, уезжая с Женевьевой из Германии, герой говорил немецким генералам, пытавшимся посулами и угрозами заставить его остаться: "Зигфрид и Форестье будут жить бок о бок. Я постараюсь с честью носить оба имени и обе судьбы, дарованные мне случаем... Невозможно представить, что в человеческой душе, где сосуществуют самые разнообразные пороки и добродетели, только слова "немец" и "француз" отказались бы сочетаться".

Жироду отстаивал миролюбие и терпимость, пытался побудить два крупнейших европейских государства к диалогу, призывал французов и немцев отстоять мир. Но действительность мало способствовала его оптимизму. Поэтому интонации его пьесы - интонации тревоги, напряженного ожидания.

Характерно, что в 1930 году Жироду еще раз обратится к судьбе своего героя. Он напишет одноактную драму "Конец Зигфрида", которую назовет "заключительным актом симфонии" - ее "траурным маршем". Он поместит героя в сказочный замок, окружит друзьями. Но на этом фоне еще резче проступают душевные терзания Зигфрида - Форестье. Подосланные властями убийцы смертельно ранят героя. По странной случайности пуля попадает в то самое место, куда был ранен Форестье во время войны. Это возвращает ему память, помогает в последний момент найти себя. Но в этом уродливом мире человек может обрести самого себя только ценой трагической гибели.

После проникнутого тревогой "Зигфрида" Жироду обращается к комедийному жанру, пишет пьесу "Амфитрион 38" (поставлена 8 ноября 1929 года Луи Жуве в Театре Елисейских полей). Эта пьеса - свидетельство стремительного созревания Жироду - драматурга, утверждающего во французском театре интеллектуальную поэтическую драму.

Взявшись за переработку известного мифологического сюжета. Жироду создает остросовременную и в то же время поэтически приподнятую пьесу, в которой органически сочетается язвительная комедийность с мотивами, полными глубокого драматизма.

Двигателем сюжета выступает в комедии Меркурий, нарисованный автором с беспощадной иронией. Меркурий - наиболее характерный представитель целой группы персонажей: здесь и беспринципная Леда, гордящаяся своей былой связью с Юпитером, и обывательски трусливая кормилица Эклисе, призывающая Алкмену быть посговорчивее и идти навстречу желаниям Юпитера, и услужливый Созий, диктующий глашатаю демагогическую речь о мире, незаметно переходящую в призыв к войне.

Антиподом Меркурия выступает Алкмена - воплощение всего прекрасного в человеке. Хрупкая и нежная жена Амфитриона тверда в своих убеждениях и верна своему мужу. Чтобы добиться любви Алкмены, Юпитер вынужден принять облик Амфитриона. Даже он, всесильный бог, испытывает глубокое смущение от совершенного им обмана. Юпитер вынужден склонить голову перед цельностью, душевной чистотой и твердостью высоконравственной и добродетельной Алкмены. "Она подлинный Прометей",- говорит Юпитер, впервые задумавшийся о людях.

По ходу действия положение Алкмены становится все более затруднительным. Горожане, узнав о предстоящем приходе Юпитера к Алкмене, подобострастно готовятся к встрече бога, Меркурий шантажирует Алкмену. Доверчивый и недалекий Амфитрион просто ни о чем не догадывается. Один Юпитер понимает состояние Алкмены и дарит ей забвение всего происшедшего. Под влиянием общения с Алкменой в нем пробудились человеческие чувства, а на челе пролегла морщина. Один из французских критиков справедливо заметил, что пьесу следовало бы назвать "Алкмена". Эта комедия - отнюдь не легковесный пустячок. Гуманизм и поэтичность сочетаются в пьесе с беспощадным обличением обывательской психологии, жестокости государственной власти, корыстолюбия жречества. Звучит в пьесе и сквозная для всего творчества Жироду антивоенная тема.

В "Амфитрионе 38" Жироду уже мастер. Действие развивается стремительно, диалог отточен, условность притчи сочетается с тонким психологизмом.

Следующая работа Жироду - созданная в трагическом жанре "Юдифь" (поставлена Жуве 4 ноября 1931 года в театре Пигаль). Драматург продолжил здесь тенденцию, наметившуюся в "Амфитрионе-38", только вместо античного мифа на этот раз был использован библейский. Своим истолкованием широко известного сюжета Жироду вступал в полемику не только с канонической версией легенды, но и с ее многочисленными литературными интерпретациями.

Пьеса строится на непримиримом столкновении двух враждебных сил. И опять, как это уже было в истории Зигфрида, почвой для столкновения являются не национальная или религиозная рознь, но принципиально разные философско-нравственные позиции героев. Фанатизм, поклонение догмам, жестокость борются против законов естественной разумной человечности. Если в первой своей пьесе Жироду создал образ героя, который мучительно освобождался от навязываемой ему роли вождя, идола, то в "Юдифи" показан процесс превращения живого человека в идола.

Действие развивается стремительно, конструкция трагедии вычерчена с математической точностью.

В первом акте Жироду рисует обезумевшую от страха толпу голодных горожан Витулии, которые вслед за верховным жрецом требуют от Юдифи, чтобы она отправилась в лагерь Олоферна. Узнав о том, что охваченные паникой войска готовы сдать город врагам, она соглашается.

В лагере Олоферна Юдифь встречает грубая и жестокая толпа. Юдифь теряет веру в себя, в ее душе рождается страх, ожесточение против соплеменников. Кульминацией трагедии становится сцена встречи и объяснения Юдифи и спасшего ее из рук грязной солдатни Олоферна. Олоферн предстает перед Юдифью как воплощение красоты, душевной цельности и благородства. Он не признает власти богов, верит только в законы природы и естественные чувства. И в сердце Юдифи вспыхивает любовь к нему. Радостная, входит она в шатер Олоферна.

Развязка наступает в последнем действии. Пробудившись, Юдифь исполняет свой долг: убивает Олоферна. Ликующие жрецы Витулии прославляют ее как народную героиню. А Юдифь вдруг отчетливо понимает глубину своего заблуждения: убив Олоферна, она убила в себе человека, ее же славят как спасительницу отечества, как святую.

Беспощадный в обличении религиозного фанатизма, политической продажности, нравственных извращений, Жироду не просто дегероизирует библейскую легенду. С большой драматической силой он показывает, как фанатическая вера и слепая покорность убивают человеческое в человеке.

В ранней драматургии Жироду намечается характерная для всего его творчества тенденция - вольное истолкование легендарно-мифологического материала. Обращаясь к мифу, служившему идеологам германского фашизма "средством для достижения их грязных целей" (Т. Манн), Жироду, подобно другим передовым художникам, осуществляет "гуманизацию мифа". Античные мифологические и легендарно-библейские сюжеты и образы помогают Жироду подняться над повседневностью и осмыслить происходящее в обобщенном виде. Жироду подхватывает начинание Кокто 20-х годов. Но, в отличие от Кокто, противопоставляющего человеку неумолимую и непознаваемую силу рока, Жироду строит драму на рационально четком противоборстве реальных жизненных сил, на столкновении мировоззренческих систем. Это и составляет специфику интеллектуальной драмы Жироду.

Сцена из спектакля 'Интермеццо' Ж. Жироду. Театр Елисейских полей. 1933 г.
Сцена из спектакля 'Интермеццо' Ж. Жироду. Театр Елисейских полей. 1933 г.

Первый этап драматургической деятельности Жироду завершается комедией "Интермеццо", написанной в конце 1932 года и поставленной Жуве 27 февраля 1933 года в Театре Елисейских полей. "Интермеццо" - это своеобразное лирическое - отступление, родившееся в момент оживления общественной жизни Франции, подъема демократического движения, прогрессивных сдвигов в культурной жизни.

За фантастической фабулой, водевильной легкостью действия, изяществом остроумных диалогов скрывается серьезный смысл пьесы. События разворачиваются в небольшом лимузенском городке. Духу делячества и практицизма, воплощенного в образе строгого блюстителя установленного порядка Инспектора, Жироду противопоставляет мечту об идеальном мире, где человек следует естественным влечениям сердца. Защитницей этого идеала является молодая учительница Изабелла, свято поверившая в силу Призрака, появившегося в городке. Скептик Жироду, беспощадно обличая буржуазный здравый смысл, в то же время иронизирует и над Изабеллой. Развенчав веру своей героини в фантастическое, он в финале пьесы призывает искать прекрасное в реальности.

Новый период творчества Жироду, получившего к этому времени широкое признание, начинается с 1933 года. В годы наступления фашизма, четкого размежевания политических сил драматургия Жироду приобретает все более трагическое звучание. Этот период открывается пьесой "Тесса", поставленной Жуве с большим успехом в Атенее 14 ноября 1934 года. Использовав сюжетную канву романа английской писательницы Маргарет Кеннеди "Верная нимфа", Жироду построил свою пьесу на столкновении лицемерной буржуазной морали и свободного от всяких условностей и предрассудков мира творчества и поэтической мечты. Семнадцатилетняя Тесса, дочь музыканта Санжера, противопоставлена великосветской красавице Флоренс Черчилл, в салоне которой собираются представители аристократических и деловых кругов. Соперничество героинь завершается моральной победой юной девушки, умирающей в финале на руках композитора Додда, слишком поздно понявшего, что он не может жить в мире Флоренс.

Вырабатывая свой тип "драмы идей", Жироду в ряде теоретических статей - "О современном театре" (1929) и других,- а также в одноактной комедии "Парижский экспромт" (1937), навеянной Мольером, формулирует свои взгляды на театр и драматургию. При всей неоднозначности суждений Жироду для него остается несомненным, что искусство должно руководствоваться велениями разума, нести высокую идейность, быть правдивым. Театр способен выполнить свою общественную миссию, если он не просто копирует жизнь, а отбирает и обобщает жизненный материал, если он не только учит, но волнует, захватывает. "Театр не теорема, а спектакль, не урок, а фильтр",- говорит Жироду. Главным в театре он объявляет слово, несущее мысль. Однако специфику театра он видит в том, чтобы через рациональное добраться до фантазии зрителя, разбудить его чувства.

Одним из самых значительных созданий Жироду в 30-е годы стала пьеса "Троянской войны не будет". Она была поставлена Жуве в Атенее 22 ноября 1935 года и вызвала оживленную дискуссию. На этот раз в центре внимания драматурга оказалась самая актуальная проблема эпохи - проблема мира и войны. Трагедия начинается словами Андромахи, которые вынесены в название. Но всем известно: война будет. Пьеса рассказывает о героических усилиях людей, направленных на предотвращение неминуемого, неизбежного. Да, говорит Жироду, дело совсем не в том, что какие-то высшие силы управляют людьми. От богов ничего не зависит. Афродита запрещает Гектору и Улиссу разлучать Париса и Елену. Паллада, напротив, велит их разлучить. Наконец Зевс казуистически приказывает "разлучить Елену и Париса, не разлучая их". Воля богов, по-видимому, ничего не определяет. Ответственность, таким образом, ложится на человека. Гектор прямо говорит: "Все люди ответственны".

Сам Гектор, вернувшийся с войны победителем, ненавидящий ее и жаждущий закрыть "ворота войны", делает для того, чтобы не повторилась война, все, что только возможно и даже, казалось бы, невозможно. Он убеждает Париса расстаться с Еленой, он добивается от Приама согласия на отъезд прекрасной гречанки, он даже Елену подчиняет своей воле. Гектор терпеливо сносит оскорбления Аякса, предотвращает провокацию Бузириса. Однако никакие усилия Гектора, Андромахи, Гекубы не могут сохранить мир.

Сцена из спектакля 'Троянской войны не будет' Ж. Жироду. Театр Атеней. 1935 г.
Сцена из спектакля 'Троянской войны не будет' Ж. Жироду. Театр Атеней. 1935 г.

Конфликт драмы приобретает отчетливо социальный характер. Многоопытный грек Улисс, в конце концов вставший на сторону Гектора и готовый помочь мирному разрешению конфликта, не верит в то, что можно избежать войны: ведь "Троя богата, ее склады обильны, ее земли плодородны. Греки думают, что им тесно на их скале". И как бы ни хотелось Улиссу сохранить мир, он не может противостоять захватническим устремлениям своих соотечественников.

На протяжении всей драмы, внешнее действие которой сведено к минимуму, осуществляется напряженная борьба - борьба идей. Гектору, Андромахе, Гекубе противостоят воинственно настроенный Приам, "знаток народного права" Бузирис, официально признанный поэт Демокос, создавший военный гимн Трои, и другие. Их слишком много, они бесстыдны и настырны, и вот уже предательство Демокоса разрушает все то, чего ценой героических усилий достиг Гектор. Начинается война...

"Троянской войны не будет" - высшая точка в творческих исканиях Жироду. В драме сочетается характерная для него вера в духовную красоту и силу человека и нарастающая горечь от сознания, что раздирающие общество противоречия определяют трагические судьбы стран и народов.

По мере того как в Европе сгущается грозовая атмосфера, все более мрачными становятся размышления драматурга о жизни. Их плодом явилась "Электра" (1937), в том же году поставленная Жуве в Атенее. Сложная, идейно неоднозначная, "Электра" лишена классической ясности и четкости, характерных для пьесы "Троянской войны не будет".

Луи Жуве - Нищий, Рене Девис - Электра в спектакле 'Электра' Ж. Жироду. Театр Атеней. 1937 г.
Луи Жуве - Нищий, Рене Девис - Электра в спектакле 'Электра' Ж. Жироду. Театр Атеней. 1937 г.

В Аргосе, где происходит действие пьесы, по видимости царят мир и покой. "Благополучие", однако, достигается страшной ценой. Управляя страной вот уже десять лет, Эгисф осуществляет политику террора, беспощадно уничтожает виновных в самых ничтожных нарушениях установленного им порядка. Против его тирании восстает Электра.

Накануне премьеры Жироду писал, что "в каждую эпоху появляются чистые создания, которые не могут допустить, чтобы страшные преступления были забыты". Электра - одно из таких созданий. Она тем дороже автору, что зло, с которым она борется, во многом рождает ассоциации с фашизмом. Но мысль автора при этом достаточно сложна и трагична. Жироду вводит мотив, не предусмотренный мифологическим сюжетом: Аргосу грозит уничтожением коринфское войско. Только Эгисф способен дать отпор врагу. Но для того, чтобы возглавить сопротивление аргивян, ему необходимо стать мужем Клитемнестры, а для этого требуется согласие Электры. Теперь должна сделать выбор Электра: гибель Аргоса или победа Эгисфа, а следовательно, возрождение режима, который установлен этим тираном. Электра, убежденная в том, что "спасти родину можно только чистыми руками", осуждает Эгисфа на смерть. Однако ее нравственный максимализм приводит к гибели не только Эгисфа, но и родной город. По мысли Жироду, даже победа правды приходит страшным путем.

Неоднозначность решения основного конфликта усугубляется не только раскрытием душевных мук Клитемнестры и страданий Ореста, свершающего казнь Эгисфа, но и введением в пьесу загадочного персонажа, обладающего даром ясновидения,- Нищего. Последний не принимает активного участия в действии, но комментирует происходящее, угадывает за словами других персонажей их тайные мысли и чувства, вспоминает о прошлом и предвидит будущее. В финале Нищий предвещает наступление Зари. Пока же над Аргосом воцаряются Хаос и Мрак...

Полной мрака и хаоса предстает взору Жироду Франция последних предвоенных лет, и он создает ряд произведений, пронизанных глубокой печалью. Но его вера в гуманистические идеалы не ослабевает. Об этом свидетельствует поставленная Жуве в Комеди Франсез 12 октября 1938 года с Мадлен Рено в главной роли одноактная пьеса Жироду "Песнь песней". Тема всепоглощающей любви развернута здесь на материале современной буржуазной действительности, которая обрекает любящих на вечную разлуку.

Те же мотивы характерны и для фантастической драмы Жироду "Ундина" (1939), источником которой послужила сказка немецкого романтика Ф. дела Мотт Фуке. Под влиянием любви Ундины примитивно мыслящий, полный феодальных предрассудков рыцарь Ганс, видящий смысл жизни в войне, переживает духовное прозрение, приобщается к миру природы и красоты. Попадая вновь ко двору, Ганс утрачивает обретенную ненадолго связь с миром высоких нравственных ценностей, изменяет Ундине и погибает. Ундина возвращается в свой родной сказочный мир. Характерно, что жестокому цивилизованному миру, из которого пришел рыцарь, противостояла в драме Жироду не только фантастическая Ундина, но и ее земные приемные родители - старый рыбак и его жена, живущие по мудрым законам природы и человечности. "Ундина" была поставлена в Атенее в апреле 1939 года и шла на сцене вплоть до оккупации Парижа фашистскими войсками.

Произведения, написанные Жироду в годы войны, не находят доступа на сцену. Одноактная пьеса "Аполлон де Беллак" (1942) была поставлена Жуве в Рио де Жанейро и возобновлена в Париже лишь в 1947 году. Трехактная драма "Для Лукреции" (1943) попала на сцену десять лет спустя - была поставлена труппой Мадлен Рено и Жана-Луи Барро в театре Мариньи.

Единственная пьеса Жироду, поставленная в Париже в период немецкой оккупации на сцене театра Эберто,- "Содом и Гоморра" (1943, режиссер Дукинг). Музыку к этому спектаклю, имевшему большой успех, написал А. Онеггер. В роли Ангела Париж увидел юного Жерара Филипа. Библейский материал усыпил внимание цензуры, но не помешал Жироду подняться до социальных обобщений. За библейскими событиями и именами прочитывалась трагическая судьба современной цивилизации. В прологе Ангел обещает зрителям спектакль короткий, но устрашающий, повествующий о конце света. Содом поражен неисцелимой "болезнью государств". Содомские банки полны золота, а на деньги ничего не купишь; в стране большие запасы продовольствия, а люди страдают от голода. Но главное бедствие заключается в том, что люди перестали понимать друг друга, царит взаимная ненависть мужчин и женщин, распадаются семьи. Дегероизируя библейские образы, с глубокой иронией рисует Жироду Якова и Руфь, Далилу и Самсона, Юдифь, Аталию и, наконец, Лию и ее супруга. Пьеса завершается мучительной гибелью жителей Содома, так и не сумевших найти общий язык. Вся пьеса Жироду - развернутая метафора, актуально прозвучавшая в оккупированной Франции.

Самым значительным произведением Жироду военных лет, свидетельствующим о формировании нового стиля его драматургии, явилась пьеса "Безумная из Шайо" (1942). Жироду отправил пьесу Жуве в Бразилию, но поставлена она была после возвращения труппы в Париж 19 декабря 1945 года, когда Жироду уже не было в живых.

В основу этой двухактной пьесы, действие которой происходит в современном Париже, положен острый социальный конфликт. Президент акционерной компании, банкир, барон, биржевой маклер и другие "рыцари наживы", узнав, что под одним из районов города обнаружена нефть, готовятся разрушить его. Им противостоят угнетенные, бесправные низы общества- тряпичник, простой парень Пьер, судомойка из кафе Ирма, жонглер, уличный певец, цветочница. Они ясно видят, что в этом безумном мире господствуют бесчеловечные законы чистогана, но понимают, что ниспровергнуть власть имущих им не по силам. Тогда борьбу возглавляет старая нелепая дама, которую все называют графиней Орели - "безумная из Шайо", живущая воспоминаниями о бросившем ее тридцать лет назад женихе, одетая в шелковое платье с треном, башмаки времен Людовика XIII и шляпку эпохи Марии-Антуанетты.

Орели - Маргерит Морено, Тряпичник - Луи Жуве в спектакле 'Безумная из Шайо' Ж. Жироду. Постановка Л. Жуве. Театр Атеней. 1945 г.
Орели - Маргерит Морено, Тряпичник - Луи Жуве в спектакле 'Безумная из Шайо' Ж. Жироду. Постановка Л. Жуве. Театр Атеней. 1945 г.

Это странное существо верит в человека, в его право на счастье и справедливость. Узнав от тряпичника о готовящемся "покушении" на город, она решает действовать, хотя все пытаются убедить ее в бесплодности этой затеи. Посоветовавшись со своими давними подругами, с такими же, как она, "безумными" из Пасси, Сен-Сюльписа, с площади Согласия, графиня Орели устраивает суд над гангстерами - финансовыми воротилами и уничтожает их, заманив в подземелье и навсегда замуровав там "Банковское общество парижских недр" в полном составе.

Сцена суда становится самой яркой в пьесе, приобретает ключевой характер. В уста тряпичника, выступавшего на суде в роли обвинителя, автор вкладывает прозорливую и убийственную характеристику капиталистического общества, основанного на принципе купли-продажи. Никогда еще Жироду не говорил о необходимости уничтожить всех тех, кто своим единственным кумиром сделал деньги, никогда ранее не поднимался он до такой последовательной критики буржуазного общества, до такой яростной и зрелой сатиры.

"Безумная из Шайо" - самая демократическая и социально острая пьеса Жана Жироду - достойно увенчала творчество этого крупного драматурга Франции XX века, одного из создателей европейской интеллектуальной драмы.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Пользовательский поиск


© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://istoriya-teatra.ru/ "Istoriya-Teatra.ru: Театр и его история"