Новости

Библиотека

Энциклопедия

Карта сайта

Ссылки

О сайте


предыдущая главасодержаниеследующая глава

С. М. Грищенко. Великая актриса Италии

"Совершенство искусства и жизни". Эти слова, сказанные Элеонорой Дузе о ее великой предшественнице - Аделаиде Ристори, можно отнести и к ней самой.

Более столетия отделяет нас от даты рождения Элеоноры Дузе, полвека минуло со дня ее смерти, но жива память о гениальной итальянке, в чьей судьбе так знаменательно скрестились пути искусства и жизни ее страны, ее эпохи.

Сквозь призму времени мы вглядываемся в минувшее столетне, мысленно совершая путешествие в прошлое.

Сама эпоха, нашедшая глубокое отражение в артистической судьбе Дузе, словно готовила ее к возвышенно прекрасной, подлинно гражданской миссии - служению истинному искусству.

Она родилась в 1858 году, когда Италия вступила в последнее сражение своего Рисорджименто, героического времени борьбы за свободу и воссоединение отечества.

В 60-е годы XIX века, когда уже было провозглашено единство Италии, делает Дузе свои первые шаги на сцене.

70-е годы стали для молодой актрисы этапом мучительных поисков своего пути в искусстве. Для ее родины этот период был началом тяжелого безвременья. Буржуазно-демократическая революция Рисорджименто осталась незавершенной. Пламенная мечта патриотов о превращении Италии в страну гуманистических идеалов и справедливости не осуществилась. Италия оставалась государством, раздираемым социальными противоречиями, губительной диспропорцией в развитии областей Севера и Юга, идейным брожением.

Идеалы Рисорджименто были растоптаны жестокой, бездушной буржуазной действительностью, обманувшей надежды борцов. Острое разочарование охватило многие слои итальянского общества, породив стремление к переоценке духовных ценностей прошлого, желание освободиться от романтической его идеализации.

На этом фоне в искусстве Италии последних десятилетий XIX века возникают два противоположных направления - веризм и декадентство.

Веризм, утвердившийся как художественная система в 80-е годы, стал итальянской разновидностью критического реализма. Проникнутый жизненной правдой и подлинным демократизмом, он выражал гневный протест против социальной несправедливости и бесчеловечности буржуазного общества. Его глубоко гуманистическая сущность послужила связующим звеном между национальными традициями искусства Рисорджименто и последующим развитием прогрессивной итальянской культуры.

Декадентство, отразившее в негативной форме кризисные явления буржуазной действительности, возникает в Италии в 90-е годы, вместе с зарождающейся националистической идеологией. Итальянский декаданс отмечен индивидуалистическими тенденциями, стилистическим эклектизмом, чертами эстетизма, психологической изломанностью.

В 80-90-е годы Элеонора Дузе - актриса, признанная во всем мире. Ее глубоко реалистическое искусство пронизано острым чувством современности, гневным неприятием бесчеловечных законов капиталистического общества. Но тягостная пора безвременья накладывает свой отпечаток и на творчество великой актрисы, не избежавшей "болезни" своего века. В неутомимых поисках непроторенных путей в искусстве она испытывает известное влияние декадентства, которое, однако, не затрагивает глубинной почвы, реалистической основы ее творчества.

В первые десятилетия XX века Италия пришла к национальной трагедии, приведшей впоследствии ее к "черному двадцатилетию" фашизма.

Трагически складывается в этот период и артистическая судьба Элеоноры Дузе. В 1909 году она оставила театр и возвратилась на сцену лишь в 1921 году. Следующий, 1922 год - год национального позора Италии, прихода к власти фашизма.

Элеонора Дузе не принимает предложений, сделанных ей диктаторским режимом, предпочтя им продолжение гастрольных скитаний по свету. Великая актриса осталась верна чистоте своего призвания. До конца жизни, оборвавшейся в 1924 году, служила она искусству. Она умерла вдали от родины, во время гастролей в Америке.

Много аспектов включает в себя тема Элеонора Дузе и итальянский театр ее времени. Театр вошел в ее жизнь с колыбели. Дочь бродячих актеров, она родилась в Виджевано, где остановилась маленькая труппа, странствовавшая по городам и селениям Северной Италии. Однажды, когда Элеонора была еще ребенком, семья снова оказалась в Виджевано. Обычно актеры останавливались в грязных лачугах и затхлых гостиницах. На этот раз их приютили в красивом, чистом доме. Перед отъездом девочка задержалась на лестнице, потом с плачем возвратилась в комнаты, чтобы положить на диван свою куклу - пусть хоть она останется в этом приветливом месте и будет счастлива!

Пройдет много лет. Однажды Элеонора скажет Ренато Симони, известному драматургу, режиссеру, исследователю итальянского театра: "Возможно, я ошиблась дорогой. Мне вспоминаются слова моего отца. Он говорил, что женщина должна жить в своем доме и выполнять великие обязанности доброты. Не противлюсь ли я своей судьбе, уходя от того, что принято,- актриса, разъезжающая по свету без отдыха и покоя? Хорошо или плохо то, что я делаю?" И после минутной слабости прибавит: "И тем не менее я верна своей человеческой природе, посвящаю себя этой жизни с неиссякаемым порывом и не раскаиваюсь".

Можно ли хоть на мгновение усомниться в том, что жизнь Дузе была неразрывно связана с театром? В одном из писем актрисы можно найти такие строки: "Абсолютная необходимость все приносить в дар моему искусству либо исчезнуть абсолютно - это самое абсолютное чувство, которое трепещет во мне и сдерживается лишь моей волей".

Она любила искусство и терзалась им, не зная успокоения. "Бороться и действовать,- читаем в другом письме,- совершенствоваться и искать... искать? Чего? Я этого не знаю, но у меня всегда была жажда, желание искать где-то в другом месте, не здесь".

Уже будучи прославленной актрисой, поддаваясь временами унынию и печали, она тосковала по тихой и безвестной жизни, в которой ей было отказано - на муку ей и во славу искусства. Ведь Дузе обращалась к зрителям со сцены не по долгу актерского ремесла, а движимая настоятельной, самовластной необходимостью общения с людьми. Эта непреодолимая потребность сказать нечто очень важное, волнующее именно ее, передать другим свои помыслы и чувства делала ее актрисой уникальной, единственной, неповторимой. Она прочувствовала свое призвание, пережила свою миссию как самый живой, яркий и глубокий момент своей человеческой природы.

Безгранично велико значение творчества Дузе для итальянской национальной актерской школы. Она раздвинула горизонты сценического искусства, соединив в гениальной простоте живую правду жизни с поэтической возвышенностью, что приводило к эмоциональному воздействию неизъяснимой силы.

Она продолжала дело своих предшественников, великих трагиков эпохи Рисорджименто - Ристори, Росси, Сальвини,- принадлежа к той же школе переживания. Но творчество Дузе открывает новый этап развития реалистического метода - искусство психологического реализма. Всепроникающая, всепоглощающая, беззаветная, пронзительно ранимая человечность образов, созданных актрисой, бросает вызов антигуманному, бездушному, страшному буржуазному миру, обрекающему героинь Дузе на трагическую гибель.

"Она не преступала законы драматического искусства,- пишет Элиджо Поссенти, младший современник Дузе, критик и исследователь новейшего итальянского театра,- она возвышалась над ними и вмещала жизнь в ясные формы, вносила вдохновение в стиль, вселяла дух в материю. Она сливала воедино жизнь и вдохновение, создавая правдоподобие до бесконечности поэтическое, самое прекрасное, становящееся истинной правдой. Если театр - это условность, то Дузе была противоположностью театра, а если играть - означает повторять хорошо написанную роль, то Дузе не была актрисой. В противоположность театру, имитирующему жизнь, она владела магией, заставляя раздвинуться свод, закрывающий наш горизонт, чтобы показать нам сквозь его просветы свободную, вольную синеву неба. Она обращалась к самой сути человека, и казалось, что лицо ее, фигура, голос, кристально прозрачный, с переливами модуляций, как будто излучали ритм тихого пения - мелодии такой убедительной, что душа начинала петь и заканчивала пение вместе с нею".

Дузе озвучила своим искусством внутреннюю музыку театра, выявила его поэтическую природу. Поэтический реализм ее искусства выразил духовную суть и красоту внутреннего мира человека. Недаром она говорила: "Продолжаю любить театр, люблю в нем превыше всего поэзию. Без поэзии театр существовать не может. Без нее останется лишь ремесло".

Мировая литература о Дузе очень обширна и многообразна, она включает монографии, очерки, эссе, этюды, театральную прессу, свидетельства очевидцев - журналистов, театральных критиков, писателей, деятелей сцены разных стран, то есть всех тех, кто испытал на себе непосредственное воздействие ее искусства и личности.

Много лет посвятила исследованию жизни и искусства актрисы Ольга Синьорелли. Ее монография об Элеоноре Дузе, предлагаемая ныне в русском переводе советскому читателю, сочетает в себе непосредственную живость с документальной достоверностью и представляет интерес как для широкого круга любителей сценического искусства, так и для исследователей театра.

Монография Синьорелли лишена сенсационности "мифа Дузе", которой грешат некоторые книги о великой актрисе, изданные за рубежом. Автор стремится последовательно и с большой достоверностью воссоздать весь жизненный и творческий путь Элеоноры Дузе, от первых шагов на сцене до восхождения к вершинам сценического искусства, осветить последний период ее жизни с мучительными годами молчания и возвращением в театр.

Эволюция репертуара Дузе, которая дана в книге Синьорелли, позволяет проследить путь профессионального формирования актрисы, вехи ее трудного становления в искусстве: от итальянских романтических драм, где она играет с двенадцатилетнего возраста роли героинь, до шекспировской Джульетты, ставшей ее артистическим рождением, от поразивших своей неподдельной искренностью классических образов Дездемоны, Офелии и Электры (в "Оресте" Альфьери) к настоящему триумфу в ролях Терезы Ракен в пьесе Золя и героинь Дюма-сына ("Багдадская принцесса", "Жена Клода"), когда Дузе находит свою, современную тему в театре, становясь художником, открывающим новый творческий метод психологического реализма.

Клеопатра. 'Антоний и Клеопатра' В. Шекспира. Конец 80-х годов
Клеопатра. 'Антоний и Клеопатра' В. Шекспира. Конец 80-х годов

Дальнейшая эволюция репертуара актрисы дает возможность автору рассказать о лучших сценических созданиях Элеоноры Дузе в 80-90-х годах. Это Сантуцца ("Сельская честь" Верга), Маргерит Готье ("Дама с камелиями" Дюма-сына), Нора ("Кукольный дом" Ибсена), Клеопатра ("Антоний и Клеопатра" Шекспира), Мирандолина ("Хозяйка гостиницы" Гольдони), Магда ("Родина" Зудермана), роли героинь современной итальянской и французской драмы.

Клеопатра. 'Антоний и Клеопатра' В. Шекспира. Конец 80-х годов
Клеопатра. 'Антоний и Клеопатра' В. Шекспира. Конец 80-х годов

Клеопатра. 'Антоний и Клеопатра' В. Шекспира. Конец 80-х годов
Клеопатра. 'Антоний и Клеопатра' В. Шекспира. Конец 80-х годов

Особое место отведено в книге Синьорелли теме "Дузе и Россия". Русская литература о Дузе очень обширна. Общеизвестны высказывания многих деятелей русской культуры о гениальной итальянской актрисе, статьи театральных критиков и журналистов. Гастроли в России (1891,1891/92,1896,1907/08 годы) стали для Дузе поворотной вехой ее творчества, открыли ей путь к мировому признанию, были одним из самых глубоких проявлений русско-итальянских культурных связей, имевших давние и славные традиции.

Афиша первой гастроли Элеоноры Дузе в России. 1891/92
Афиша первой гастроли Элеоноры Дузе в России. 1891/92

Подробное и достоверное освещение получают в монографии трудные творческие искания актрисы на рубеже XIX-XX веков, приводящие ее к артистическому союзу и сложным личным отношениям с поэтом Габриэле Д'Аннунцио, главой итальянского декадентства. Ряд пьес Д'Аннунцио сохраняется в репертуаре Дузе и после того, как пути их расходятся. Но самым близким для актрисы художником в мировом театре того времени становится крупнейший драматург-реалист Генрик Ибсен. Элеонора Дузе создает глубоко правдивые образы таких ибсеновских героинь, как Ребекка ("Росмерсхольм"), Гедда ("Гедда Габлер"), Эллида ("Женщина с моря"), Элла ("Йун Габриэль Боркман"), фру Альвинг ("Привидения").

Клеопатра. 'Антоний и Клеопатра' В. Шекспира. Конец 80-х годов
Клеопатра. 'Антоний и Клеопатра' В. Шекспира. Конец 80-х годов

Книга Синьорелли вышла в 1962 году в популярной серии "Документы театра". Это издание входит в широкую просветительскую программу прогрессивного итальянского театра. Серия "Документы театра" издается под руководством Паоло Грасси, одного из основателей миланского "Пикколо Театро", лучшей драматической сцены современной Италии.

Клеопатра. 'Антоний и Клеопатра' В. Шекспира. Конец 80-х годов
Клеопатра. 'Антоний и Клеопатра' В. Шекспира. Конец 80-х годов

Театр "Пикколо" - первый итальянский театр "стабиле", то есть постоянный театр. Вслед за открытием в 1947 году Миланского стабиле трудная и самоотверженная борьба за создание общедоступных стационарных театров с постоянной труппой и репертуаром развернулась в различных культурных центрах страны. Движение театров-стабиле явилось началом разрешения сложной для Италии проблемы общенационального театра, о котором мечтала Элеонора Дузе.

Элеонора Дузе и театр современной Италии. Размышляя об этом, мы думаем об актрисе, творчество которой связало национальное сценическое искусство классической эпохи с современным итальянским театром.

Истинная дочь искусства, Элеонора Дузе имела славную театральную родословную - недаром ее дед, Луиджи Дузе, основатель целой актерской династии, был одним из последних представителей итальянской народной комедии масок и в то же время приверженцем реформы Гольдони, открывшей путь актерскому реализму XIX века.

Кровные узы связывали Дузе с ее народом, делали ее искусство глубоко национальным. Знаменательными являются строки одного из ее писем: "Я - как публика галерки - испытываю удовольствие от любовных историй со счастливым концом - со свадьбой, сопровождающейся благословением, слезами и конфетами, с ребеночком, появляющимся в подходящее время. Я - частица народа и всегда останусь ею".

Мирандолина. 'Хозяйка гостиницы' К. Гольдони. 1891
Мирандолина. 'Хозяйка гостиницы' К. Гольдони. 1891

Подлинно народным был у Дузе образ гольдониевской Мирандолины, который она пронесла, как драгоценный дар, почти через всю свою артистическую жизнь. Ее Мирандолина впитала в себя национальные традиции, идущие от народных истоков комедии дель арте, обогащенные тонкой психологической палитрой реалистического метода. Дузе впервые раскрыла Гольдони как поэта театра, предвосхищая современное прочтение пьес великого итальянского комедиографа.

Именно поэтический реализм, провозвестницей которого была Дузе, свойствен лучшим гольдониевским спектаклям театров-стабиле, в том числе "Хозяйке гостиницы" в Туринском стабиле с ведущей современной актрисой Валерией Морикони в роли Мирандолины, навеянной несомненно исполнительской традицией Дузе.

К прекрасным сценическим созданиям Дузе принадлежит и другой проникновенный народный образ - Сантуцца в веристской драме Верга "Сельская честь", впервые поставленной в 1884 году по инициативе самой актрисы. Воплощая этот характер, Дузе способствовала утверждению нового искусства - веризма, продолжавшего национальную линию итальянской драматургии, что явилось почвой для новаторских исканий театра современной Италии.

В наиболее совершенных образцах современного итальянского театрального искусства осуществляется синтез лучших национальных традиций, развивавшихся разными путями и не сливавшихся в процессе исторической эволюции: литературной и диалектальной драматургии, вершиной которой был веризм, высокого театра, рожденного школой великих трагиков эпохи Рисорджименто. и народной диалектальной сцены, унаследовавшей черты комедии дель арте. Многолетняя плодотворная деятельность прогрессивных театров-стабиле - это история непрестанных творческих поисков, самоотверженной борьбы за истинно национальный, демократический, современный театр, выполняющий свое высокое гражданское назначение и просветительскую роль. Это то, к чему всю жизнь стремилась великая актриса.

Современный реализм итальянской драматической сцены многое унаследовал от искусства Элеоноры Дузе: ее актерский психологический метод, ее режиссерские искания, ее неуклонное стремление к созданию целостного, ансамблевого, синтетического спектакля, ее идею поэтического театра.

Она олицетворяла собой в итальянском театре великую правду реалистического искусства, искусства глубоко национального, подлинно народного. Именно это и сделало ее величайшей актрисой мира.

Итальянские роли Дузе, сопровождавшие весь ее творческий путь, приобрели особое значение в последний период ее жизни.

В 1909 году, перед тем как покинуть сцену, она в последний раз сыграла гольдониевскую Мирандолину, оставаясь верной национальному театру.

А когда Дузе снова вернулась к искусству, она создала два сокровенных народных образа, сыграв двух простых женщин, итальянских крестьянок,- Розалию в фильме "Пепел" по роману веристской писательницы Грации Деледда (1916) и Мать в пьесе "Да будет так" Галларати-Скотти (1922).

И самым последним спектаклем гениальной актрисы была итальянская пьеса - "Закрытая дверь" Марко Прага. В этой случайности выразилась закономерность. Элеонора Дузе была и навсегда осталась истинной итальянкой, актрисой на все времена и для всего мира.

С. Грищенко

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Пользовательский поиск


© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://istoriya-teatra.ru/ "Istoriya-Teatra.ru: Театр и его история"