Новости

Библиотека

Энциклопедия

Карта сайта

Ссылки

О сайте


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Ромен (Л. А. Левбарг)

Заметный след во французском театре 20-х годов оставил выходец из группы "Аббатство", глава унанимизма Жюль Ромен (1885-1966). Крупный поэт, романист, драматург, публицист, он начал свою поэтическую деятельность в первое десятилетие XX века поэтическими сборниками "Души людские" (1904) и "Единодушная жизнь" (1908).

Ромен проходит долгий и сложный путь развития. Певец единения рода человеческого, он в период первой мировой войны решительно выступает против милитаризма, в 20-е годы создает образцы яркой антибуржуазной сатиры и в то же время склоняется к проповеди слияния человеческих душ.

Крупнейшим явлением литературы стала двадцатисемитомная эпопея Ромена "Люди доброй воли" (1932-1947). Изображая жизнь Франции с 1908 по 1933 год, писатель стремится разобраться в противоречиях французской действительности тех лет. В конце 30-х годов он питает иллюзорную надежду на возможность франко-немецкого сближения. Однако, не желая сотрудничать с гитлеровцами, он покидает оккупированную Францию и живет в Америке. В послевоенные годы, вернувшись на родину, Ромен с болью наблюдает кризис буржуазной демократии и в то же время не видит путей переустройства французского общества.

В историю французского театра Ромен вошел своими драматическими произведениями 10-20-х годов. Первая его стихотворная драма "Армия в городе" (1914) содержит протест против буржуазной цивилизации, страшнейшего проявления времени - войны. Ромен ломает в своем произведении привычные драматургические нормы. В драме нет интриги, нет и отдельных характеров, судеб. Есть Город. Жители его объединены общим порывом, они и являются той "коллективной душой", о которой мечтали унанимисты. Городу противостоит Армия, охваченная жаждой завоевания. Но, захватив город, Армия терпит моральное поражение. Единодушие жителей города обеспечивает им конечную победу.

Жюль Ромен
Жюль Ромен

Конфликт цивилизации и естественного, природного бытия лежит в основе драмы Ромена "Кромдейр Старый" (1920), поставленной Копо в "Старой голубятне". Жителям долины, где царят неравенство, эгоизм и лицемерная церковная мораль, где все разобщены, противостоит старинное горное селение Кромдейр. Храня верность древним традициям, мужественные жители Кромдейра спаяны единым чувством. Суровая свободная природа входит важнейшим компонентом в жизнь Кромдейра. И в этой стихотворной драме Ромен, рисующий утопический патриархальный мир, дает галерею собирательных образов (Юноша, Девушка, Мудрый Старец и другие), сознательно не останавливаясь на индивидуальных свойствах героев и отдельных человеческих судьбах.

В последующие годы крепнут социально-критические тенденции в драматургии Ромена, созревает его реалистическое мастерство. Именно в 20-е годы он пишет драматические произведения, которые прочно входят в репертуар передовых театров.

В 1923 году появляется комедия Ромена "Кнок, или Торжество медицины". Поставленная Жуве в Театре Елисейских полей, она имела громадный успех; роль Кнока стала одной из лучших в репертуаре Жуве.

В комедии о Кноке рассказывается история ловкого, энергичного дельца, который избирает медицину средством своего самоутверждения и обогащения. С язвительным юмором автор рисует процесс "восхождения" Кнока. Сменив весьма ограниченного, несведущего в делах доктора Парпеле, используя все современные средства пропаганды, не брезгуя приемами изощренной демагогии, ловко играя на психологических особенностях каждого пациента, Кнок подчиняет своему влиянию жителей кантона и за три месяца добивается неимоверной популярности, непререкаемого врачебного авторитета. Вместе с Кноком богатеют и его ближайшие помощники - прозябавший до того в бедности аптекарь Муске и госпожа Реми, хозяйка жалкой гостиницы, которая превращается в комфортабельный санаторий. Образ этого ловца человеческих душ, манипулирующего людьми и порабощающего их волю, оказался столь красноречивым, что имя его стало в те годы нарицательным. В 1948 году Жуве напишет: "Нельзя не задуматься, к чему бы привела деятельность Кнока - финансиста, государственного Сцена из спектакля "Кнок, или Торжество медицины" Ж. Ромена. Постановка Л. Жуве. Театр Елисейских полей. 1923 г. деятеля или великого инквизитора. Если бы он был генералом, идея мира устояла бы перед ним не дольше, чем идея здоровья". И заметит далее: "В этой пьесе... освещены... насилие, фальшь и обман первой половины нашего века".

В том же 1923 году Ромен создает комедию "Господин Труадек развлекается", а в 1925-м - "Женитьба Труадека". Обе комедии были поставлены Жуве. Впервые к образу Ива Труадека Ромен обратился в киноромане "Доногоо-Тонка" (1919), позднее переделанном в пьесу, также поставленную Жуве в 1930 году на сцене театра Пигаль.

Сцена из спектакля 'Кнок, или Торжество медицины' Ж. Ромена. Постановка Л. Жуве. Театр Елисейских полей. 1923 г.
Сцена из спектакля 'Кнок, или Торжество медицины' Ж. Ромена. Постановка Л. Жуве. Театр Елисейских полей. 1923 г.

"Доногоо-Тонка" - это блистательная сатира на порядки и нравы послевоенной Франции. Десять лет назад профессор географии Труадек, допустив грубейшую ошибку, напечатал в своей многотомной "Географии Южной Америки" сведения о несуществующем центре золотоносной области - городе Доногоо-Тонка. Сегодня он мечтает быть избранным в Академию. Судьба сводит его с дельцом Ламанденом. Привлеченные вестью о золоте, вокруг Ламандена сплачиваются многочисленные искатели наживы: возникает некое "Акционерное общество". После короткой борьбы со своей совестью Труадек выступает с докладом, подтверждающим наличие вымышленного им города. Со всей беспощадностью автор рисует деятельность "Акционерного общества", использующего все средства рекламы, все способы оболванивания обывателей. Пьеса завершается картиной основания города и сказочного обогащения Компании. Что же до Ива Труадека, то этот наивный до глупости, но в то же время тщеславный невежда становится академиком.

В комедиях, последовавших за кинороманом "Доногоо-Тонка", Ив Труадек пожинает плоды нежданно свалившейся на него славы. В первой Труадек показан в Монте-Карло, где с ним происходит множество приключений. Окружают его жулики разных мастей. Это и молодая актриса мадемуазель Роланд, готовая ответить на чувство влюбившегося в нее шестидесятилетнего академика, но лишь после того, как он выиграет в рулетку сто тысяч франков. Это и профессиональный взломщик мсье Трестильон, изображающий из себя благополучного почтенного буржуа. Это и полицейский инспектор, участвующий в сокрытии краденых драгоценностей. Одна за другой возникают в пьесе острокомические ситуации. "Сделано это Жюлем Роменом,- писал А. В. Луначарский,- с блестящим шиком, напоминающим лучших легких комедиографов Франции". Однако на этот раз драматургическое мастерство служит срыванию всяческих масок с буржуа, разоблачению мнимой добропорядочности насквозь прогнившего капиталистического общества. Не случайно заключительная пьеса трилогии - комедия "Женитьба Труадека" - делает объектом сатиры буржуазный парламентаризм.

На этот раз тщеславный Труадек вовлечен в политическую аферу. Речь идет о выборах его вождем "Партии честных людей", для чего он расстается со своей возлюбленной, мадемуазель Роланд, и женится на девице аристократического происхождения.

Автор рисует здесь галерею гротескно заостренных образов. Соединяя реальное с фантастическим, пересыпая текст пьесы намеками на нравы, царящие в среде политиков, драматург добивается большой сатирической силы и театральной выразительности.

Те же особенности драматургического письма Ромена характерны для его пьес "Искра" (1924) и "Амадей и господа, сидящие в ряд" (1925). Эти комедии Ромена очень точно характеризует советский исследователь А. А. Смирнов: "Это не психологический реализм и в то же время не сатирический гротеск, но какое-то удивительное соединение черт того и другого. Комедии Ж. Ромена полны смелой и острой выдумки, можно сказать, даже фантастики... Невероятное представлено так, что оно кажется естественным и обыденным".

Ж. Ромен последователен в неприятии и осмеянии основ буржуазной действительности. Когда же он пытается наметить выход из создавшегося положения, сказывается идейная противоречивость его позиции. Это отчетливо проявляется в пьесе "Диктатор" (1926).

Действие происходит в столице "большого современного государства", где готовится революционный переворот. Во главе революционеров стоят связанные узами двадцатилетней дружбы социалисты Дени и Фереоль. Они и образуют два полюса основного конфликта. Вождь восставшего народа Фереоль, хотя и не надеется на победоносный исход борьбы, до конца хранит верность революционному долгу. Дени же, проникший в ходе восстания во дворец, вступает в сговор с королем, становится единовластным диктатором, предает своих недавних соратников. Пьеса завершается арестом Фереоля. Приказ об аресте отдал Дени.

Казалось бы, в споре Фереоля и Дени автор отдает предпочтение первому - ведь на его стороне все идейные и моральные преимущества. Однако за видимым беспристрастием автора стоит его явное неодобрение идеи революционного преобразования общества. Ромен в конце концов оправдывает поведение Дени, конечной целью которого оказывается сохранение и укрепление существующего порядка. Оправдывая классовое предательство, Ромен делает это в духе унанимизма, то есть как бы возвращаясь вспять, к истокам своего идейного и творческого развития. Дени изменяет революционной солидарности во имя сохранения "общего единства", которое драматург видит в государстве. Пьеса "Диктатор", поставленная Жуве в 1926 году, знаменовала собой отход от сатирической драматургии, поворот Ромена вправо.

Последние драматические произведения Ромена - пьесы "Мюсс, или Школа лицемерия" и "Ценности" - относятся к 1930 году. В них писатель пытается защитить позицию "свободного индивидуализма", выступает против всяких ограничений прав личности, за полную ее свободу от власти "общих ценностей" и любых коллективных интересов.

Герой пьесы "Мюсс, или Школа лицемерия" - это современный Альцест, ополчившийся на ложь и лицемерие общества, в котором он живет. Но когда перед ним возникает самая смутная перспектива включения в революционную борьбу, он заявляет: "Я хочу революцию. Я только не хочу революционеров". Для Мюсса и революционная дисциплина - насилие над личностью, угроза ее растворения в массе, ее стандартизации. В финальной реплике героя: "Спасайте радость жизни, пока еще есть время!" - звучит бессилие, неспособность разрешить как этические проблемы, так и социальные противоречия общества.

Так унанимистские иллюзии Жюля Ромена, большого писателя и оригинального драматурга, терпят крах при соприкосновении с реальностью, с обострившимися к 30-м годам социальными противоречиями французской действительности.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Пользовательский поиск


© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://istoriya-teatra.ru/ "Istoriya-Teatra.ru: Театр и его история"