Новости

Библиотека

Энциклопедия

Карта сайта

Ссылки

О сайте


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Английский театр

Исторические условия развития (Ю. И. Кагарлицкий)

Англия была среди победителей в первой мировой войне. Большая часть германских колоний была передана Британской империи. Военно-морской флот Германии был уничтожен. К Англии перешли также ближневосточные владения Турции. Однако внутреннее положение страны было достаточно сложным. В английской промышленности усилились кризисные явления, свойственные ей еще до войны. Переход к экономике мирного времени был связан со значительными трудностями. Хотя в 1919 году наблюдалось некоторое оживление промышленности и торговли по сравнению с концом войны, все же восстановить довоенный уровень производства не удалось. Первые послевоенные годы были временем безудержного роста инфляции. В 1920 году цены выросли на 225% по сравнению с предвоенным временем.

Жизненный уровень английских трудящихся значительно снизился. Растущее недовольство политикой буржуазии и влияние русской революции способствовали усилению рабочего движения в Англии. Резко увеличилось число рабочих, организованных в профсоюзы. В течение первых послевоенных лет происходили многочисленные стачки. Всеобщая забастовка рабочих промышленного района реки Клайд в Шотландии достигла такого размаха, что для ее подавления были вызваны войска с танками и пулеметами. Волнения охватили также многие районы Британской империи. В Ирландии началось национально-освободительное восстание, вынудившее лондонское правительство в 1921 году предоставить независимость двадцати шести южноирландским графствам.

Крупным достижением британского рабочего класса в начале 20-х годов было создание Коммунистической партии Великобритании. Летом 1920 года состоялся первый учредительный съезд партии, организационно оформивший объединение ряда коммунистических и левосоциалистических групп. Создание единой Коммунистической партии было завершено в 1921 году присоединением к ней левого крыла Независимой рабочей партии во главе с Палмом Даттом, Рабочей социалистической федерации и компартии Шотландии. В этом воплотились известные итоги пути, пройденного рабочим классом в годы послевоенного подъема революционного движения.

Кратковременный экономический бум сменился в 1920 году глубоким кризисом. Тяжелое положение английского народного хозяйства было использовано буржуазией для усиления наступления на рабочий класс. Была снижена зарплата во многих отраслях производства. Дальнейшее понижение жизненного уровня трудящихся не способствовало подъему производства. Финансовые меры тоже не давали желаемых результатов. В течение 20-х годов английская экономика находилась в состоянии застоя.

Английские рабочие возлагали большие надежды на лейбористскую партию. Однако пришедшее в 1924 году к власти праволейбористское правительство Макдональда не сделало ничего существенного для улучшения экономического положения. Предвыборное обещание национализировать угольную промышленность, железные дороги и электростанции не было выполнено. Меры правых лейбористов в области социального страхования и коммунального строительства оказались явно недостаточными. Не продержавшись и года, это правительство вынуждено было уйти в отставку. Пришедшее ему на смену консервативное правительство Болдуина стало на путь конфронтации с рабочим классом. Первый удар был нанесен по наиболее организованному отряду рабочего движения - шахтерам. На понижение зарплаты горняки ответили забастовкой. Конференция профсоюзов единодушно приняла решение объявить всеобщую стачку в поддержку шахтеров.

4 мая 1926 года экономическая жизнь в Англии замерла. Остановился транспорт. Не вышла ни одна газета. Забастовка печатников была настолько полной, что во всем Лондоне не удалось найти ни одного наборщика для правительственной газеты. В ряде районов Северной Англии и в Шотландии стачка приняла еще больший размах, чем в Лондоне. Для руководства забастовкой на местах создавались Советы действия, порой бравшие на себя функции местных органов власти. В округе Нортумберленд-Дарем правительственный комиссар даже вынужден был вступить в переговоры с местным Советом действия как с равноправным партнером.

И все-таки стачечникам не удалось добиться победы. Профсоюзное руководство, с самого начала не верившее в успех, проявило растерянность и недостаток инициативы. Генсовет тред-юнионов капитулировал 11 мая перед правительством, хотя битва была еще не проиграна. Всеобщая стачка напугала буржуазную интеллигенцию. Многие вчерашние "левые" пошли в отряды штрейкбрехеров (эти события описаны в романах Голсуорси "Серебряная ложка" и Олдингтона "Все люди враги"). После поражения всеобщей стачки начинается период реакции. Были ограничены права профсоюзов, незаконными объявлены стачки, прямо или косвенно направленные против правительства. Новый приход к власти в 1929 году правых лейбористов мало что изменил в положении трудящихся. Правительство Макдональда оказалось еще более реакционным, чем предыдущее. Предвыборные обещания вновь игнорировались под тем предлогом, что лейбористы не имели достаточного большинства в парламенте. Не было даже отменено антирабочее законодательство. Лейбористское правительство оказалось неспособным справиться с новым экономическим кризисом. "Мероприятия по экономии", проводимые Макдональдом, подверглись резкой критике со стороны левого крыла его партии. Макдональд и некоторые из министров были исключены из лейбористской партии, но остались в новом, коалиционном правительстве, которое называлось теперь "национальным". Ведущую роль играли в нем консерваторы, хотя некоторое время Макдональд оставался премьер-министром. Лейбористская партия официально ушла в оппозицию.

Тридцатые годы были отмечены наступлением фашизма в Западной Европе. Одновременно с приходом в Германии к власти Гитлера возникает Британский союз фашистов, руководимый бывшим членом второго лейбористского правительства Освальдом Мосли. Движение чернорубашечников получало крупные субсидии от некоторых английских промышленников, его поддерживал могущественный газетный магнат Ротемир.

Национальное правительство, руководимое Болдуином, а затем Чемберленом, не предпринимало никаких мер для борьбы с фашистской угрозой внутри страны. Аналогичной линии придерживались лидеры консерваторов и во внешней политике. В эти годы они не препятствовали захвату нацистами ряда стран: Абиссинии, Испании, Чехословакии, Австрии. В 1935 году английское правительство сорвало военные переговоры с Советским Союзом о совместной обороне против агрессии. Несмотря на вызывающие действия Гитлера, национальное правительство не ожидало войны с Германией и продолжало рассчитывать, что фашистское наступление может быть направлено на восток.

Коммунистическая партия Англии с самого начала последовательно вела борьбу против фашизма. Коммунисты совместно с Независимой рабочей партией и Социалистической лигой создали единый фронт для борьбы за интересы рабочего класса.

Левые силы повели наступление не только против фашизма, но и против предательской политики национального правительства.

В годы испанской войны влияние единого фронта особенно усиливается. Гражданская война в Испании была первым вооруженным столкновением сил демократии с фашизмом. Повсюду были созданы комитеты помощи республиканской Испании, в которые наряду с коммунистами входили лейбористы, члены профсоюзов и даже представители средних слоев населения.

Во время гражданской войны в Испании произошло резкое полевение английской интеллигенции. На стороне республиканцев сражалось тысяча пятьсот англичан, из которых половина была коммунистами. Потери английских добровольцев составляют пятьсот тридцать три человека - из них около половины коммунистов.

Численный состав Британской компартии за пять лет, предшествовавших второй мировой войне, утроился и достиг восемнадцати тысяч человек. Низовые организации лейбористов сотрудничали с партиями единого фронта. Размах движения был так велик, что национальному правительству угрожало падение. Только отказ лейбористского руководства присоединиться к единому фронту предотвратил отставку кабинета.

В конце 30-х годов движение единого фронта пошло на спад.

В результате позиции, занятой лейбористской партией и руководством тред-юнионов, рабочий класс вновь оказался расколотым.

Правительство Чемберлена не смогло избежать войны, не хотело оно и воевать. После нападения гитлеровской Германии на Польшу британские войска вели "странную войну" - то есть всячески избегали военных столкновений. Период "странной войны" закончился, как и следовало ожидать, разгромом англо-французских армий на континенте. Английские солдаты отлично сражались во Франции, однако командование проявило полную некомпетентность. Британский экспедиционный корпус покинул континент, оставив на поле боя все свое тяжелое оружие и боеприпасы.

В условиях военных поражений было создано коалиционное правительство Уинстона Черчилля. В него вошли все три большие партии страны. Поражение Франции поставило Англию, лишившуюся союзника, в крайне трудное положение. Гитлеровцы уже планировали вторжение на Британские острова. Ему должна была предшествовать победа над английской авиацией. Началась "битва за Британию".

Английские летчики сражались мужественно. Только с июля по сентябрь 1940 года над Англией было сбито 1408 немецких самолетов. Воздушные сражения продемонстрировали решительное превосходство британской авиации с точки зрения технических и боевых качеств. Немцы вынуждены были перейти к ночным налетам, причинявшим огромный ущерб гражданским объектам и мирному населению.

В середине сентября 1940 года вторжение было отложено на неопределенный срок: Германия готовилась к войне с Советским Союзом. 22 июня 1941 года, в день нападения гитлеровцев на СССР, правительство Черчилля заявило о своем намерении оказать помощь нашей стране в войне с германским фашизмом. На улицах Лондона состоялись многочисленные демонстрации в поддержку Советской России. 26 мая 1942 года был подписан англо-советский договор о союзе в войне против Германии и сотрудничестве после войны.

В конце 1941 года война распространилась на бассейн Тихого океана. Основные корабли американского и британского тихоокеанских военных флотов были потоплены японцами в первые же дни. За короткий срок японская армия захватила английские владения в Бирме, Малайе, Гонконге.

В годы второй мировой войны английские солдаты сражались в Африке и на Дальнем Востоке, защищая колониальные интересы Британии. Английский флот активно действовал в Атлантике и Средиземном море. Но английские вооруженные силы могли бы сделать для победы гораздо больше. Отсутствие вплоть до 1944 года второго фронта в Европе стало серьезным тормозом на пути к быстрейшему достижению победы над фашистскими агрессорами. Уинстон Черчилль продолжал надеяться на ослабление России в ходе войны. Несмотря на сотрудничество с СССР, английские консерваторы не перестали быть антикоммунистами. Об этом говорит, например, история запрета, наложенного английским правительством в начале войны на коммунистическую газету "Дейли Уоркер". Даже после начала Великой Отечественной войны запрет оставался в силе. Потребовалось целых два года для того, чтобы добиться его снятия. Запрет был отменен только после выступления лейбористской партии и тред-юнионов в защиту газеты.

В годы войны в Англии активизировались левые силы. Сразу же после возобновления публикации "Дейли Уоркер" ее тираж достиг рекордной цифры в 100 тысяч экземпляров. Политика британских тори становилась все менее популярной. Клемент Эттли и другие лейбористские лидеры не считали для себя возможным оставаться в коалиционном правительстве после победы над Германией. Несмотря на продолжение войны в Азии, в стране были назначены на июль 1945 года парламентские выборы.

Черчилль рассчитывал на свою популярность в качестве военного лидера. Кроме того, значительная часть рабочих была лишена возможности голосовать, так как находилась в армии. Однако консерваторы просчитались. Результаты выборов оказались совершенно неожиданными. Лейбористы получили 12 миллионов голосов и впервые абсолютное большинство в Палате общин. Успех лейбористов превзошел их собственные ожидания. Он доказал, что Англия ждет перемен.

* * *

Первая мировая война оказалась небывалым духовным потрясением для английской интеллигенции. Старые принципы и идеалы рухнули, викторианские и эдвардианские иллюзии рассеялись. Традиционное позитивистское понимание прогресса показало свою полную несостоятельность, политическая, экономическая, социальная система, на протяжении добрых семидесяти лет приносившая, казалось, Англии процветание и стабильность, внезапно ввергла Британию и всю Европу в самую разрушительную из войн, которые знала до того история. События 1914-1918 годов привели к окончательному крушению викторианского образа жизни и культуры.

Однако кризис викторианства начался гораздо раньше, еще в 1880-1890-е годы. Для таких писателей, как Шоу, Уэллс, и даже для консервативно мыслящего, но реально оценивавшего современность Голсуорси мировая война была не внезапным ударом, но лишь подтверждением многих их выводов о мире и обществе, сделанных ранее… Это не означает, однако, что происшедшее никак не отразилось на их творчестве. Контрасты реальной послевоенной действительности порождали в их мироощущении новые противоречия, которые порой трудно было примирить. Тот же Голсуорси, в своих предвоенных романах о Форсайтах показавший всю ограниченность сознания викторианского буржуа, теперь, наблюдая послевоенных представителей "среднего класса", склонен был все же предпочесть людей прошлого.

Уэллс и Шоу в борьбе против викторианского мировоззрения опирались на свой просветительский идеал, истолкованный в духе социалистических идей. Взгляды обоих писателей имели весьма противоречивый характер, и война с последовавшими за нею событиями не привела к разрешению их идеологических антиномий. Революция пугает Уэллса, и, несмотря на свое безусловно доброжелательное отношение к большевикам, автор "России во мгле" не может прийти к сколько-нибудь стройной системе выводов.

Война и послевоенная действительность вызвали новый подъем обличительной драматургии Шоу*. Стремясь открыть людям глаза на "горькую правду", он не желал идти ни на какие компромиссы. Поэтому, хотя именно в эти годы Шоу пережил свои главные сценические триумфы, многие его пьесы не сразу попадали на британские подмостки. "Дом, где разбиваются сердца", "Святая Иоанна", "Простачок с Нежданных островов" были впервые поставлены в Нью-Йорке, "Горько, но правда" - в Бостоне, "Тележка с яблоками" - в Варшаве.

* (О драматургии Б. Шоу, см. т. 6 настоящего издания, с. 35-75.)

Пьесы, рожденные английской ситуацией, оказывались равно близки людям и за океаном и на континенте.

Не только Британия, но и вся Европа - это "дом, где разбиваются сердца". Герои беспощадно ставятся в ситуации, вскрывающие их внутреннюю обреченность и пустоту. Саморазоблачение независимо от их намерений превращается в основную стихию, в которой они живут. Действие пьес все чаще переносится в какие-то вымышленные страны, чем особенно подчеркивается всеобщность происходящего. Обреченность буржуазного мира делается некоей данностью пьес Шоу, чем-то само собой разумеющимся. Из пьесы в пьесу проходит тема судилища. В "Доме, где разбиваются сердца" возмездие приносил налет вражеской авиации. В "Простачке с Нежданных островов" ангел возвещает начало Страшного суда. Нет, это не один-единственный "судный день", а именно судебный процесс, тянущийся очень долго,- слишком велики прегрешения человечества, и очень нелегко отделить добро от зла. Но Страшный суд оказывается не концом, а началом. Ибо огромное значение для драматурга имеют поиски нового.

Философскую систему, положенную в основу многих его произведений, Бернард Шоу, как известно, начал создавать еще на заре нового века. Она достаточно полно выразилась уже в его пьесе "Человек и сверхчеловек" (1901), и он никогда от нее не отказывался. Так, в 1909 году, посылая Л. Н. Толстому экземпляр своей пьесы "Разоблачение Бланко Поснета", он писал ему: "Для меня бог еще не существует; но есть созидательная сила, постоянно стремящаяся к формированию путем эволюции некоего исполнительного органа, обладающего божественными знаниями и властью, то есть всесилием и всезнанием; каждый рожденный на свет мужчина и каждая женщина являют собой новую попытку достичь этой цели... Мы живем, чтобы помочь богу в его труде, чтобы исправить его стародавние ошибки, чтобы самим стремиться к божеству".

Однако самую последовательную и решительную попытку внедрить в умы людей свою идею "творческой эволюции" Шоу предпринял в послевоенное время в своей пенталогии "Назад к Мафусаилу" (1918-1921), где с особой настойчивостью утверждается мысль, что именно людская воля определяет пути эволюции. Пенталогии предшествовало огромное предисловие, где драматург выступал в защиту Ламарка, против Дарвина.

Двадцатые годы - время, когда создаются новые шедевры Шоу. Прежде всего здесь следует назвать "Святую Иоанну" (1923), которую многие исследователи творчества великого драматурга считают высшим его достижением. 20-е и 30-е годы - это время, когда Шоу вновь обнаружил весь блеск своей сатиры.

Один из безусловно важнейших и подтверждаемых всеми исследователями мотивов творчества Шоу тех лет - это его антибританская направленность. Не случайно лучшая его пьеса написана об Иоанне д'Арк, героине Франции, спасшей страну от английских завоевателей. Если официальная викторианская идеология основана, прежде всего на положении, что английская культура - лучшая в мире, британцы - образцовая нация, государственный строй Соединенного Королевства воплощает в себе разум и справедливость, то Бернард Шоу придерживался прямо противоположного мнения. Французская Жанна не только верная дочь своего народа. Это обобщенный образ народной героини. Подводя итог своим многолетним раздумьям над типом "реалиста", Шоу создал трагический характер, вложив в него всю свою огромную веру в разум и силу человеческие, отмечая при этом, что даже максимума того, что может сделать самый сильный и самый разумный человек, недостаточно, чтобы изменить общество.

Бернард Шоу принадлежал к числу самых последовательных и непримиримых критиков буржуазной демократии. Однако это же разочарование в буржуазной демократии толкало, его подчас к увлечению властью "сильной личности" и даже к кратковременному приятию явлений, близких фашизму. Если в "Тележке с яблоками" (1929) эта тенденция намечена лишь бегло, то в пьесах начала 30-х годов проступает более ощутимо. Зато в последней "политической экстраваганце" "Женева" (1938) центральное место занимает сцена международного суда над фашистскими диктаторами, антифашистские мотивы резки и категоричны.

Литература "потерянного поколения" в Англии ставила своей целью безжалостный расчет с прошлым. Разбивая сердца своих героев, Шоу по крайней мере не отказывал им в праве их иметь. Олдингтон в своем романе "Смерть героя" дает нам серию бескомпромиссно-негативных картин из жизни предвоенной Британии. Почти все герои, особенно старшего поколения, это какие-то бездушные манекены. Олдингтон расправляется с ханжеской викторианской моралью и образом мышления, породившими интеллектуально неполноценных, с его точки зрения, людей. Даже те герои, которые пытаются противопоставить себя обществу, являются его порождением. Герой романа, капитан Джордж Уинтерборн, погибает не как борец. Запутавшись в неразрешимых противоречиях собственной жизни, он подставляет свою грудь под немецкие пули в последние дни мировой войны.

Ни Джордж Уинтерборн, ни его друг - автор, от лица которого ведется повествование, безусловно тождественный самому Олдингтону, не могут противопоставить ничего позитивного ненавистному им миру викторианского прошлого. В сущности, они сами являются своего рода "викторианцами наоборот". Если для их родителей была очевидна святость "таинства любви", то для них главное состояло в разоблачении лицемерия в этой сфере. Если старшее поколение знало наверняка о превосходстве всего британского, то для молодых людей призыва 1914 года, напротив, совершенно ясно, что они живут" в самой отвратительной стране с самым мерзким климатом, среди самого гнусного, пошлого, тупого и скучного народа Европы.

Сибил Торндайк в роли Жанны. 'Святая Иоанна' Б. Шоу. Театр Нью. 1924 г.
Сибил Торндайк в роли Жанны. 'Святая Иоанна' Б. Шоу. Театр Нью. 1924 г.

Середины не было, и молодые люди 20-х годов, следуя английской пословице, "выплескивали вместе с водой и ребенка". Пафос отрицания обернулся воинствующей бездуховностью. Аморализм делался нормой поведения, по-своему не менее обязательной, чем прежнее викторианское ханжество. Шекспир и Мильтон были забыты, а новых равных им ценностей поколение 20-х не предложило. Разочарование стало модой, за которой особенно охотно следовали не те, кто заживо гнил четыре года в окопах мировой войны, а именно те, кого эта катастрофа меньше всего затронула. Прожигание жизни, циничная погоня за удовольствиями сделались самоцелью. Послевоенные годы - время крупных политических битв рабочего класса, всеобщей стачки, ожесточенной социальной борьбы-были одновременно "веселыми 20-ми"...

Однако вскоре наступает и духовная реакция на происходящее. Бездуховность и пустота жизни утомляют и все больше становятся неприемлемыми для британских интеллигентов. Ивлин Во и Олдос Хаксли создают романы, в которых "шутовской хоровод" "веселых 20-х" оборачивается дьявольской фантасмагорией, кошмаром и кощунственным поруганием бытия. Персонажи лишаются индивидуальности, превращаются в маски или в социальных чудовищ, фанатично-бессмысленно занятых выполнением какой-нибудь одной из своих функций, ни на что не годных, совершенно неуловимых, абсолютно фантастических и в то же время вполне реальных - подобно пьяному майору (ставшему, впрочем, под конец пьяным генералом) из романа Ивлина Во "Мерзкая плоть".

Ценности, вернее, антиценности, послевоенного поколения сами становятся объектом критики. Возникает растущая потребность в новой идейности, связанная в значительной степени с подъемом левого движения в первой половине 30-х годов.

Англичане, порой резко рвавшие с идеалами прошлого, в области художественной формы, как правило, оставались довольно консервативными. Различные новейшие течения были непременно связаны с литературой континента. "Саломея" Уайльда была в свое время написана по-французски, Джойс писал своего "Улисса" в Швейцарии и на английскую литературу повлиял куда меньше, чем на иностранную. Только в поэзию новшества проникали сравнительно легко.

Американец Т. С. Элиот оказался в 20-е годы признанным классиком британской поэзии и преобразователем английского стихосложения. В 30-е годы на литературную арену вышла целая плеяда молодых поэтов, главным образом выпускников Оксфордского университета, которые сделали решительный шаг к обновлению поэтической формы.

Поэты оксфордской школы - Уистен Оден, Сесил Дей-Льюис, Стивен Спендер, Рекс Уорнер и другие - явились проводниками европейских влияний в Англии, прежде всего экспрессионизма. Оксфордцы были учениками Т. С. Элиота в области техники стиха, но именно они выступали противниками его консервативных идей и принципов, противопоставив ему, уже тогда признанному классику, свою платформу, сущность которой можно выразить словами Дей-Льюиса: "Политическая ситуация, пережитая эмоционально, может стать материалом для поэзии". Лозунги оксфордцев воодушевили молодых английских левых интеллигентов, не имевших отношения к Оксфорду.

Социальные темы, образы борьбы, дух перемен, стремление осознать и философски осмыслить место современности в истории связывали оксфордцев с традициями байроновского романтизма. Именно они в наибольшей мере выразили душевное состояние англичан 30-х годов. И не случайно именно под влиянием оксфордцев (прежде всего У. Одена) формируется крупнейший английский композитор XX века Бенджамен Бриттен (1913-1976), много работавший также и для драматического театра.

До Бриттена в течение по крайней мере двухсот лет британские композиторы не создавали ничего сколько-нибудь значительного. Английская музыка достигла огромных успехов во времена Возрождения, англичане первыми (еще в XV веке) ввели полифоническое письмо. Однако затем последовала "эпоха молчания". На фоне других искусств англичане как будто забыли про музыку. Английская музыкальная культура не умерла, в стране сохранился высокий уровень концертной жизни, британские музыканты не уступали своим коллегам с континента в мастерстве исполнения, и все-таки национальной английской музыкальной школы не существовало.

В конце прошлого и начале нашего века возобновился интерес к фольклорной музыке. В 1898 году было создано Общество народного танца и песни, достигшее, впрочем, расцвета лишь к началу 30-х годов под руководством Сесиля Шарпа (1859-1924). Общество собирало, пропагандировало и изучало народную музыку, незаслуженно забытую викторпанцамн (не в этом ли крылась одна из причин "эпохи молчания"?). Английская музыкальная школа, подобно другим молодым национальным школам, старалась определить себя через связь с народными своими истоками и одновременно усвоить передовой опыт европейской музыки.

Духовные потрясения 1914-1918 годов стимулировали поиски нового также и в музыке. Мировая война усилила интерес композиторов к музыке других народов. Работать по-старому было уже невозможно. Существенно изменилась психология слушателя. В творчестве Бриттена был найден наконец синтез национальных и интернациональных основ английской музыки.

Воздействие Одена и оксфордцев (наиболее европейских представителей английской литературы) на Бриттена очень велико. "Поэзия Одена,- пишет советский музыковед Л. Ковнацкая,- с ее тревожностью чувств, постоянно вибрирующим ощущением неуверенности, неустойчивости, трагизма существования, с ее явственной жаждой перемен, яркой сатирической струей, насыщенная чувством борьбы - между классами, партиями, между жизнью и смертью,- оказалась созвучна молодому композитору. Стихи Одена долгое время царят в вокальных произведениях Бриттена".

Музыка Бриттена становится известна за пределами Англии. В 1936 году в Барселоне исполнялась его сюита для скрипки и фортепиано, а в 1937 году' он поехал в Зальцбург на премьеру своих "Вариаций на тему Фрэнка Бриджа". Бриттен создает один за другим песенные циклы, приносящие ему всеобщее признание. Эти произведения оказываются для него путем к опере.

После второй мировой войны была поставлена опера Бриттена "Питер Граймс", принесшая композитору мировую славу. Английская опера сделалась известной на континенте.

Все исследователи отмечают национальную самобытность бриттеновского творчества. Система образов, типичный для английского искусства со времен Диккенса антиурбанизм, тема моря, юмор в его произведениях родственны литературе его страны. Талант Бриттена питала многовековая английская культурная традиция. Для того чтобы эти глубинные течения прорвались на поверхность, потребовалась решительная встряска всего общественного сознания и разрыв с прошлым.

Эпоха между двумя войнами была для англичан временем кризисов и потрясений. "Со времен французской революции,- писал Олдингтон,- не бывало такого крушения ценностей". И все-таки это было время, когда были созданы новые ценности, когда культура действительно подверглась обновлению. Тревожная эпоха послевоенных лет, быстро превратившихся в предвоенные, была также временем удивительно напряженной и плодотворной духовной жизни. Это не могло не сказаться и на театре, проделавшем в 20-30-е годы заметный путь развития. Возрастает интерес к социальным проблемам. Комедия нравов преобразуется в жанр социально-критический. Английский театр в эти годы усиленно ищет новые формы, оказывается небывало восприимчив к континентальным влияниям. Появляется плеяда блестящих актеров, составивших славу английской сцены. Из периода 1917-1945 годов английская театральная культура выходит обогащенная большим опытом художественных и социальных исканий.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Пользовательский поиск


© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://istoriya-teatra.ru/ "Istoriya-Teatra.ru: Театр и его история"