Новости

Библиотека

Энциклопедия

Карта сайта

Ссылки

О сайте


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Первый в мире


 В этой книге всю душу 
 Я хотел бы оставить...

Ф. Гарсиа Лорка

В жизни каждого человека рано или поздно наступает момент, когда он приходит к определенному итогу и возникает внутренняя потребность взглянуть на свое прошлое, на то, как прожил годы и как сегодня живешь, осмыслить (философски или просто житейски) себя в этом мире. Оглядываясь назад, думаешь, что чего-то из того, что было, сегодня бы уже не сделал, не позволил бы себе или сделал по-другому, в чем-то утверждаешься, одобряя свои прошлые поступки, думая о том, что, вероятно, именно так же поступил бы в той или иной ситуации и сегодня.

Эти размышления о прошлом и настоящем, анализ своих поступков, мысли о будущем закономерны. Человек не может жить только сегодняшним днем. Настоящее, прошлое и будущее слиты в нем неразрывно. Без этого стремления к самопознанию и осмыслению явлений жизни невозможно становление личности, становление именно такого человека, а не какого-то другого.

Мы, каждый из нас, я считаю, сознательно или подсознательно должны писать свою книгу. Она так или иначе помимо нашей воли пишется - эта книга жизни. И как важно, чтобы к тому моменту, когда ты перелистываешь прожитые страницы, не было разочарования от сознания неяркости, неинтересности, бесполезности прожитой жизни, чтобы не было грустно и стыдно в нее заглянуть.

Когда-нибудь да обращается человек в своих мыслях к прожитому. У разных людей это происходит по- разному: у одних, когда им бывает особенно трудно, в моменты чрезвычайных испытаний; у других просто потому, что с возрастом возникает в этом такая потребность; у третьих перед смертью, когда за секунду, подобно герою "Войны и мира", проносится вся жизнь. У каждого когда-то этот момент наступает - собственной оценки того, что тобою сделано в жизни. И хорошо, если у человека есть еще время для того, чтобы пересмотреть что-то в себе, чтобы жить иначе. А если этой возможности он уже лишен?

Но у читателя, к кому я сейчас обращаюсь в этой книге, еще, как говорят, все впереди, и если ему предстоит что-то пересмотреть в своей жизни, то это сделать, надеюсь, еще не будет поздно.

 Каждый народ, как бы мал он ни был, способен и может внести свой ценный вклад в общую сокровищницу культуры.
                                                                                               Георгий Димитров

Передо мной "Настольный энциклопедический словарь", изданный братьями Гранат в 1901 году. Читаю: "Цыгане - загадочный кочевой народ... Между занятиями цыган первое место занимает выделка гвоздей, подков, удил. Торговля лошадьми представляет одно из любимейших занятий цыган".

И это все. Ни слова о культуре, образовании, духовной жизни народа. Составители и авторы "Словаря" даже представить себе не могли, что пройдет всего три десятилетия со дня выхода в свет этой "настольной энциклопедии" и в Москве откроется первый в мире цыганский профессиональный театр, что цыгане станут равными среди всех народов, населяющих нашу страну. Трудно представить себе такое, если учесть, что во все времена, сколько цыганский народ помнит себя, он был везде и всюду - до Октябрьской революции в России - гоним, угнетаем и унижен. Воры, конокрады, гадалки - в ином виде цыган почти не представляли, а поэтому изгоняли отовсюду, где они появлялись, лишали своего очага, права на жизнь народа, по сути дела, не имеющего своей истории.

Точно никто не знает, когда и почему цыгане покинули свою родину и расселились по всему свету. Долгое время считалось, что они выходцы из Египта. Но языковеды обратили внимание на редкое сходство цыганского языка с индийским и установили, что в лексику цыган позднее вошли элементы других языков и образовалось много диалектов. Да и само название цыган у разных народов различное: среднеазиатских цыган называют люлю, армянских - боша, иранских - Карачи, испанских - гитана, английских - джипси и так далее. Но основа языка цыганского и индийского - общая.

И. Ром-Лебедев и М. Скворцова
И. Ром-Лебедев и М. Скворцова

Одни ученые полагают, что цыгане отправились в странствие по свету в пятом-восьмом веках, другие считают, что это произошло много позже, что в 1400 году стотысячная конница Тамерлана изгнала цыганские племена с родной земли. Словом, истина до сих пор не установлена. Ну а когда есть вопросы, на которые человек не находит ответа, когда есть неразгаданные тайны, то появляются всевозможные легенды. Есть своя легенда и об истории цыган.

На берегах могучего Ганга проживало племя сильных и красивых людей, которые владели искусством очаровывать своими песнями человеческие сердца, пробуждать в них сильные чувства, заставляли слушателей восторгаться, а порою и плакать. И мелодии, созданные ими тогда, были плавны, мелодичны, а танцы - пластичны и медленны. Но однажды неизвестно чем (может, той самой колдовской силой воздействия их искусства на слушателей, а может, непокоренностью духа), только прогневали они бога, и напустил он тогда на них ветер, да такой, что разнес людей, лошадей и повозки в разные стороны. А когда ветер утих, огляделись люди и глазам своим не поверили - кругом незнакомые места, чужие народы, и никто не знает, где их страна Цыгания и есть ли такая вообще. Вот тогда-то и отправились они в дальние странствия искать свою землю: кто на восток, кто на запад, кто на север, а кто на юг. И судьба их зависела от того, в какую страну попадали, хотя в основном она была общая для всех цыган - незавидная судьба изгнанников.

В царской России цыгане, несмотря на свою многочисленность, тоже не обрели родину. Слово "родина" стало для них действительно родным и близким значительно позже, после свершения Октябрьской революции и рождения нового, истинно народного государства, в котором все люди стали равны, и цыгане в том числе. А до этого они так же эксплуатировались, как и все угнетаемые народы. Как человек, цыган не имел никаких прав и, конечно, не находил защиты властей, оставаясь вне закона, вне какой-либо общественной жизни.

Интересный документ довелось мне не так давно прочитать, касающийся непосредственно цыган. В нем царица Елизавета Петровна в 1759 году указывала: "Цыганов в Санкт-Петербург и близ оного не пускать и въезд им не позволять". Но это еще не самый суровый указ по отношению к цыганам. Во Франции, например, долгое время существовал указ, угрожающий смертной казнью цыганам, перешедшим французскую границу.

Сейчас мы говорим обо всем этом как о курьезах, но ведь так было. Такая судьба вечных изгнанников выпала на долю целого народа.

О. Янковская
О. Янковская

Но их жизнь продолжалась. Цыгане приспосабливались к условиям выпавшего на их долю кочевья. Одно поколение сменяло другое. В кибитках, у пылающих костров растили цыганские женщины своих детей, которые с молоком матерей впитывали любовь к народной песне, стремление к воле и горячее желание обрести наконец свою родину.

И какой же удивительной силой должно обладать искусство народа, который, несмотря на разрозненный образ жизни, разбросанность по всему свету, пронес его через века, сохранил его неповторимость. Впитывая в себя искусство других народов, искусство цыган не растворилось в нем, самообогащаясь, оно оказывало влияние на творчество других народов.

Тяжелая участь изгнанников, конечно же, не могла не отразиться на быте народа, его обычаях. Не все в этих обычаях и быте стало приемлемым в новых условиях жизни народа после социалистической революции. Родился новый строй, рождались и новые отношения в свободном обществе свободных людей, рождался заново сам человек. Вековые предрассудки, жестокие обычаи, неграмотность - все это уходило в прошлое из жизни народов. Но уходило не сразу, не в день и даже год. Десятилетия потребовались для перековки сознания людей.

Это было время, когда происходила коренная перестройка во всех областях жизни нашего народа: в хозяйственной, политической, культурной. Укреплялся авторитет Советского государства, результатом чего было признание его рядом стран, восстанавливалась и создавалась заново промышленность. В сельском хозяйстве начинали создаваться кооперативные хозяйства. В культурном строительстве принимал участие, по сути дела, весь народ. Тогда же со всей остротой встал вопрос и о приобщении цыган к нормальной оседлой жизни. Ведь только в 1926 году появился первый декрет об оседлости цыган, а к 1930 году около девяносто процентов цыган вели еще кочевой образ жизни.

С первых лет Советской власти наиболее сознательная часть цыган начала участвовать в общественной и культурной жизни страны. Известно, например, что с 1918 года цыганские ансамбли обслуживали части Красной Армии и наравне со всеми военными получали красноармейские пайки, чем цыганские артисты особенно гордились.

Но это еще были пока только эпизодические случаи. В целом же искусство нашего народа не было поставлено на службу революции. В первые годы существования Советского государства, особенно в период расцвета нэпа, на эстраду, в рестораны, пивные бары, на открытые площадки парков бурным потоком хлынула махровая "цыганщина", песенки типа "Стаканчики граненые", "Купите бублики...", ничего общего не имевшие с истинно народным искусством. Как ни удивительно, но настоящих народных песен цыган, их народных плясок Москва, по существу, почти не слышала и не видела. И это несмотря на то, что первый цыганский хор был организован в восемнадцатом веке именно в Москве, что здесь с огромным успехом выступали в свое время известные исполнители народных песен.

Театральная общественность, пресса и просто любители песен неоднократно выступали против расцвета псевдоцыганского искусства. И все же этого было недостаточно для борьбы с ним. Стояла задача - искать более действенные пути в борьбе с "цыганщиной", необходимо было противопоставить ей подлинно народное цыганское искусство.

Актрисы театра 'Ромэн'. Слева направо: С. Андреева, Н. Михайлова, Л. Чиженко, Н. Красавина, А. Хрусталева, Ш. Лупкина, Л. Черная, М. Скворцова
Актрисы театра 'Ромэн'. Слева направо: С. Андреева, Н. Михайлова, Л. Чиженко, Н. Красавина, А. Хрусталева, Ш. Лупкина, Л. Черная, М. Скворцова

Так в борьбе за чистоту народного цыганского искусства, за пропаганду всего лучшего, что есть в нем, и зародилась счастливая мысль о создании цыганского театра, который бы взял на себя эту благородную миссию стать культурным центром, просветителем и пропагандистом за новую жизнь.

Создание театра - дело совсем не простое. Он не родится только потому, что кому-то вдруг этого захотелось. Так просто не бывает. Надо, чтобы идея созрела, чтобы созрела сама необходимость создания такого театра и сложились благоприятствующие тому условия. Вот тогда и находятся энтузиасты, которые берут на себя бремя забот по его организации, предпринимаются конкретные действия, ведутся переговоры-согласования, принимаются решения, утверждается художественное руководство театром, создается труппа, вырабатывается художественное кредо будущего театра, и много-много самых различных, часто самых неожиданных проблем возникает перед теми, кто стоит у истоков рождения творческого коллектива.

Открытию театра предшествовала большая подготовительная, организационная работа, которая началась, но сути дела, задолго до рождения самого театра.

Еще в январе 1923 года в Петровском парке - любимом тогда месте загородных гуляний москвичей, в цыганском хоре под управлением известного дирижера Егора Полякова из среды молодежи - гитаристов, певцов, плясунов - родилась первая комсомольская ячейка. Она состояла всего лишь из пяти комсомольцев-цыган: Дмитрия Михайлова, Георгия Лебедева, Сергея Полякова, Ивана Ром-Лебедева, Константина Леонтьева. Но именно ей, этой малочисленной ячейке, выпала честь стать зачинательницей культурного движения цыган не только в Москве, но затем и по всей стране.

Организовав красный уголок в районе Петровского парка, где особенно много собиралось цыган, комсомольцы вели ярую агитацию за новую трудовую жизнь, за осознание необходимости учиться, изживать негативные явления образа жизни, сложившегося веками, за возрождение народного творчества. Активисты, сплотившиеся вокруг этой группы, вели пропаганду не только в красном уголке, но и шли в таборы, где проводили разъяснительную работу о необходимости перехода на оседлый образ жизни. Они же стояли и у истоков рождения цыганского театра.

Впервые идея создания театра официально была высказана цыганским журналом "Новый путь" в 1930 году и с энтузиазмом воспринята работниками искусства Москвы, молодежью, комсомолом и руководящими организациями города.

Среди первых, кто активно поддержал эту идею, был Анатолий Васильевич Луначарский. О нем с большой теплотой и благодарностью вспоминают сегодня те, кто организовывал театр, кто встречался с первым наркомом просвещения в период, когда обсуждался вопрос о его открытии.

Карикатура на цыганские хоры
Карикатура на цыганские хоры

Одна из таких встреч состоялась на квартире Анатолия Васильевича. Луначарский с большим вниманием отнесся к молодым цыганам-активистам, к их проблемам и обещал свою помощь. А уже 4 октября 1930 года на заседании актива по национальному искусству при Наркомпросе РСФСР было принято постановление о создании в Москве индо-ромского (так тогда он назывался) театра-студии.

В Большом театре в честь этого события состоялся концерт. Вот что писала газета "Советское искусство" об этом событии:

"Всероссийский союз цыган устраивает 21 февраля в помещении Большого театра концерт, посвященный цыганскому искусству. В концерте будут показаны все этапы цыганского искусства, начиная с таборной (еще не культивированной) песни, кончая последним "городским" периодом. Кроме того, в программу включается ряд произведений русских и иностранных авторов - "цыганские мотивы" и о цыганах.

В концерте принимают участие: объединенный хор московских цыган (с Тамарой Церетели) в 150 человек под управлением Егора Полякова, Валериана Лебедева, М. В. Хлебникова, Н. Ф. Митрофанова и Д. И. Иванова; пляски Ляли Черной, Марии Артамоновой и др. Кроме того, участвуют артисты московских Актеатров - нар. артист респ. Москвин, засл. арт. Блюменталь-Тамарина, В. Кригер, Адамович, Розенталь, Макарова-Шевченко, А. Пирогов, Гобович, Андреева, Поляковский и др. Конферансье А. А. Менделевич. Ответственный администратор А. А. Андреев.

Сбор поступит в культурные нужды союза цыган".

И наконец, 20 декабря в "Вечерней Москве" появилось маленькое объявление о том, что 25 декабря начинаются приемные экзамены в студию цыганского театра.

Просмотр всех желающих поступить в студию проходил в бывшем помещении Театра сатиры, на площади Маяковского. Организаторы театра были заинтересованы в первую очередь в том, чтобы в него пришла молодежь из таборов, которая исполняла бы народные песни и пляски так, как поет и танцует цыганский народ, - без налета "эстрадности", мелодраматического надрыва, штампов; молодежь, которая бы принесла с собой знание быта цыган, традиций, что было так необходимо для будущего театра. Правда, надежд на то, что придет молодежь из таборов, было мало. Ну кто, казалось, из кочевых цыган, почти сплошь неграмотных, прочтет объявление в "Вечерке"? К тому же просмотр был назначен на день рождества. А для цыган это был большой православный праздник.

И все же слухи о том, что в Москве открывается цыганский театр, быстро распространились по стране. В день, когда члены приемной комиссии вошли в комнату, отведенную для просмотра будущих студийцев, они увидели сидящих на полу, по-таборному скрестив ноги, черномазых, смуглых подростков. В отцовских залатанных, спадающих с плеч пиджаках, в стоптанных сапогах, а девушки в туфлях, которые тоже никак не назовешь новенькими, в цветастых, видавших виды материнских юбках, с остатками соломы в курчавых головах - будущие артисты затаив дыхание с надеждой, смешанной с испугом, молча смотрели на членов приемной комиссии.

Первая афиша театра 'Ромэн'
Первая афиша театра 'Ромэн'

Начались приемные экзамены. Проверялись слух, ритм, голос. Каждого из желающих поступить в студию просили исполнить песню, танец. Но когда один запевал, то, как это водится у цыган, ему начинал подтягивать второй, третий, четвертый - и вот уже звучит настоящая таборная песня, которую поют все. Так на глазах изумленных экзаменаторов рождался импровизированный хор. Песня затем как-то само собой выливалась в танец, в котором участвовали тоже почти все. Члены комиссии сами не ожидали, что такую форму приобретет экзамен, зачарованные, слушали и смотрели неожиданно представившееся их взору и слуху действо. Как свежо, искренне, просто и задушевно зазвучала цыганская песня в сравнении с тем, что можно было услышать с эстрады, в кабаках и других городских увеселительных заведениях. Сколько темперамента, лихости и настроения было в их песнях и танцах!

Отобрано было более двадцати человек. Тогда нее были приняты в студию и несколько наиболее одаренных артистов эстрады. Среди них уже известная в это время эстрадная артистка Ляля Черная, ставшая особенно популярной после того, как снялась позднее в фильме "Последний табор", а также Маша Скворцова, Марина Черкасова, Сантина, Андреева, Валентина Вербицкая, Нина Панкова, Анна Морозова, Иван Хрусталев, Граф Янковский, Валерьян Поляков, Сергей Сильницкий и другие.

С самого начала создатели театра решили, что это должен быть музыкально-драматический театр, потому что цыганское искусство без музыки трудно себе представить. Ну а драматический - потому, что коллектив ставил перед собой цель создания спектаклей, поднимающих серьезные проблемы, воздействующих на зрителей посредством не только музыки, а прежде всего слова, через конфликтные жизненные ситуации, борьбу различных точек зрения героев, столкновение позиций, взглядов.

С. Андреева, Н. Сличенко
С. Андреева, Н. Сличенко

Торжественное открытие театра-студии состоялось 24 января 1931 года в помещении Центриздата на улице 25 Октября. Позднее театр переехал в помещение, находившееся в Гнездниковском переулке, ныне здание учебного театра ГИТИСа.

Сразу же возникло много трудностей. Ведь почти половина студийцев была неграмотной. Роли приходилось разучивать на слух, под диктовку. Не хватало профессиональных навыков в работе. Театр организовал для актеров специальную совпартшколу. Кроме того, студийцы занимались актерским мастерством, вокалом, обучались игре на музыкальных инструментах.

Не было своих пьес, их никто до того не писал. Поэтому сразу же остро встала проблема создания репертуара для цыганского театра. Все понимали, что, не имея своей драматургии, бессмысленно думать о будущем театра.

Ко всему прочему, необходимо было еще и поднимать дисциплину, преодолевать многое из того, что вошло в быт и привычки таборных цыган. В материальном отношении положение многих актеров, особенно пришедших из таборов, обстояло тоже не совсем благополучно. В первый год некоторые студийцы после репетиций и спектаклей ехали ночевать за город, в свои таборы, под шатры, другие оставались ночевать в гримерных комнатах.

Несмотря на все это, студия напряженно работала. Все в ней жили дружно, весело, помогали друг другу чем могли и в мае показали свою первую работу. Это своеобразное театрализованное обозрение под общим названием "Вчера и сегодня" напоминало выступления агитбригад того времени. Оно включало в себя отдельные концертные номера и политобозрение по наиболее жгучим проблемам дня - о быте цыган, о прошлой жизни и о настоящем цыганского народа в нашей стране. Молодые актеры в яркой театрализованной форме призывали цыган к оседлой, трудовой жизни. Со сцены театра зазвучала цыганская речь, полилась настоящая мелодичная народная цыганская песня.

Положительные отзывы прессы, отеческое внимание к юному, только еще встающему на ноги коллективу со стороны партийных и советских организаций, сочувственный прием зрителей - все это вызывало энтузиазм у актеров. Они почувствовали свою нужность людям, полезность дела, которым занимались. Это вдохновляло их и помогало преодолевать организационные и творческие трудности.

А в конце 1931 года, точнее 16 декабря, силами студийцев был показан первый трехактный музыкальнодраматический спектакль по пьесе Александра Германо "Жизнь на колесах".

Спектакль рассказывал о сложном переходе цыган к оседлой жизни, о молодежи, порывающей с прошлым, чтобы уйти на заводы, в колхозы, на фабрики, вступать в комсомол и приобщаться к активной общественной жизни.

Л. Черная
Л. Черная

Зрители приняли эту работу тепло. Все поздравляли студийцев с успешным дебютом, с началом большого творческого пути. Так спектаклем "Жизнь на колесах" и начал свой долгий и интересный путь театр, который с тех пор стал называться Московским цыганским театром "Ромэн" ("Ромэн" - на одном из диалектов цыганского языка - "цыган"). Впервые в мире с подмостков сцены заговорили цыгане на своем родном языке о проблемах, их волнующих: о скорейшем переходе цыган от кочевья к организованному, трудовому образу жизни. Театр содействовал поднятию их политического и культурного уровня, выявлению и развитию ценнейшего народного творчества.

Яркость, национальный колорит, своеобразие постановок, где каждый спектакль сопровождался музыкой, танцами, хоровым пением, сразу же привлекли к нему всеобщее внимание. "Ромэн" стал одним из популярных театров страны. Вот одна из многочисленных записей в книге почетных посетителей, сделанная в 1935 году одним из французских журналистов после посещения первых спектаклей театра: "Мы глубоко восхищены жизнью, красками, живописью и энтузиазмом артистов цыганского театра, умелостью режиссера и директора, которым удалось дисциплинировать самых недисциплинированных людей, какими являются цыгане. Все спектакли, на которых я присутствовал, очень интересны, они будут иметь успех всюду, где будут представлены".

Актеры театра были не только исполнителями, но и просветителями, агитаторами, часто выезжали со спектаклями по стране и проводили среди цыган еще и разъяснительную работу. Во время таких встреч часто завязывались беседы, горячие споры о дальнейшей судьбе цыган. Эти споры порою достигали такой остроты, такого накала, что вот-вот могли вылиться в открытые столкновения. Не все понимали преимущества новой открывшейся для них жизни. Слишком сильны были еще вековые традиции кочевых цыган, чтобы они могли так легко от них отказаться. И такая работа, какую проводил театр среди цыган, конечно же, имела свои результаты.

Жизнь менялась, менялся и театр - его репертуар, качество спектаклей. Росло профессиональное мастерство актеров, рос и общий художественный уровень постановок.

Театр все больше стал выходить за рамки узконациональной тематики. Ведь нас смотрели и смотрят не только цыгане, а зрители самых разных национальностей, все, кто населяет нашу страну. А это значит, что и проблемы, которые мы ставим в наших спектаклях, должны быть общезначимыми, волнующими самый широкий круг зрителей. Такие, к примеру, как о назначении человека, о добре и зле, о моральных и нравственных проблемах, о чувстве долга и ответственности.

О. Петрова
О. Петрова

В соответствии с этим перед театром очень скоро встал вопрос: на каком языке играть свои спектакли? Вполне понятно, что зрители приходили в него не только послушать цыганские песни и посмотреть пляски. Они приходили в театр и, естественно, хотели сопереживать тому, что происходит на сцене, а для этого как минимум нужно было понимать, о чем идет речь в пьесе, о чем говорят ее герои, о чем спорят, за что или против чего борются. Поэтому поначалу перед каждым действием актеры очень коротко информировали зрителей о содержании пьесы. Иногда разыгрывали интермедии, раскрывающие ее сюжет. Но скоро почувствовали, что этого недостаточно, и постепенно стали переходить на русский язык, при этом только отдельные реплики для колорита произносили на цыганском языке, ну и песни, разумеется, остались на родном языке. Переломным в этом смысле был спектакль "Цыганы" по А. С. Пушкину. В нем, до того как Алеко приходил в цыганский табор, говорили по-цыгански. После его появления переходили на русский язык.

На сцене театра почти с первых лет его существования стали появляться спектакли по пьесам русских современных драматургов, а также по произведениям русских и зарубежных классиков: "Грушенька" ("Очарованный странник") по Н. Лескову, "Макар Чудра" по А. М. Горькому, "Олеся" по А. Куприну, "Цыганка Аза" по произведению украинского писателя М. Старицкого, "Кармен" по П. Мериме, "Цыганочка" по М. Сервантесу, "Эсмеральда" по В. Гюго, "Кровавая свадьба" и "Чудесная башмачница" по пьесам Гарсиа Лорки.

Уже сами по себе попытки решать сложные задачи, ориентация в работе театра на высокую драматургию, стремление его говорить со зрителями о самом важном, самом волнующем их, говорить не упрощенно, не превращая спектакль лишь в развлекательное зрелище, были оправданными, стимулировали рост профессионального мастерства.

И. Некрасова
И. Некрасова

Те удачи, которые сопутствовали театру в освоении классики на сцене, а они тоже были нередкими, стали событиями в жизни коллектива, этапными постановками, своего рода проверкой на зрелость. Среди них "Кровавая свадьба" в постановке М. М. Яншина, "Грушенька" (постановка Б. И. Вершилова), "Цыганы" (постановка П. С. Саратовского).

Работа Михаила Михайловича Яншина в "Ромэне" стала одной из наиболее ярких страниц в жизни театра.

Яншин пришел в наш коллектив с желанием искренне помочь энтузиастам, пришел с готовностью поделиться тем, чем сам в совершенстве владел.

Тогда он был совсем еще молодым человеком, только что сыгравшим в Московском Художественном театре свою коронную роль - Лариосика в спектакле "Дни Турбиных" М. Булгакова. М. М. Яншин руководил цыганским театром около пяти лет. Срок этот не так велик для творческого коллектива, путь которого исчисляется уже в полстолетия. Но вклад выдающегося артиста, педагога и самобытного режиссера в развитие, становление и утверждение цыганского театра "Ромэн", в повышение его художественного уровня огромен. Особый успех выпал на долю спектакля "Кровавая свадьба" Г. Лорки.

Для постановщика был важен не столько сам по себе сюжет, а психологическая мотивировка поступков героев, сильные характеры, романтическая приподнятость пьесы и та мысль, которая рождается в результате происходящих на сцене событий. А мысль эта заключается в том, что человек всегда, в любых обстоятельствах должен оставаться самим собой, быть верен своим высоким идеалам и стремиться к их достижению, бороться за их осуществление.

Многие, кому довелось увидеть этот замечательный спектакль, помнят его и сегодня. Он привлек внимание всей театральной общественности Москвы как яркое, глубоко эмоциональное, поднимающееся до высокой публицистики произведение.

'Семья цыгана'. Петри - Н. Сличенко
'Семья цыгана'. Петри - Н. Сличенко

"В годы моей работы в театре "Ромэн", - позднее вспоминал М. М. Яншин, - мы стремились, чтобы это был не только театр танцев, пения и музыки, но и театр глубокого содержания, стремились соединить фольклор с большой драматургией, с классикой... стремились, чтоб в центре спектакля были актер, его переживания, его мысль, боль, радость, а танец, песня, музыка способствовали бы раскрытию внутреннего мира человека, дополняли его, но ни в коем случае не становились самоцелью, не становились поводом для демонстрации эффектных музыкальных номеров. В основе любого синтетического спектакля, я убежден, лежит не пение, не танец, а мысль и чувства актера, подчиняющие себе остальные компоненты... Я за активное использование музыки в драматическом спектакле, - заключает он, - если она оправдана драматургическим материалом и режиссерским замыслом".

Вот эти основные принципы, коротко изложенные М. М. Яншиным в приведенных словах, и определили успех его основных постановок, главной из которых стала "Кровавая свадьба".

Спектакль этот оказался удачей театра еще и потому, что пьеса близка цыганскому народу по своему темпераменту, силе страстей, скорби и высокому порыву человеческих чувств, соединением, как о театре говорил Гарсиа Лорка, "плача и смеха".

В спектакле были заняты лучшие актерские силы театра. Мать играла Мария Васильевна Скворцова, Жениха - Иван Иванович Ром-Лебедев, Жену - Мария Ивановна Черкасова, Леонардо - Сергей Федорович Шишков, Невесту - Ляля Черная.

Мне посчастливилось видеть этот спектакль, в котором талант режиссера и замечательных артистов раскрылся особенно ярко. Мать у Гарсиа Лорки, пожалуй, самый драматический образ из всех его пьес. И Мария Васильевна Скворцова, исполнявшая эту роль, действительно поднималась до этой высокой трагедийности своей героини.

Потеряв сначала мужа, а потом старшего сына, Мать особенно волнуется за жизнь младшего. Она сердцем чувствует приближение его смерти. Предчувствие трагедии актриса проносит через весь спектакль и выливает всю свою скорбь, ненависть и отчаяние в финале, когда ее героиня действительно теряет своего последнего сына.

С огромной силой раскрылось в этом спектакле и дарование Ляли Черной - неповторимой Ляли Черной. Сложный образ Невесты - одно из наивысших достижений актрисы в ее интересной творческой биографии. Не только трагедию женщины, потерявшей любимого, донесла до зрителей актриса, а и философскую мысль, выраженную в словах персонажей пьесы, устами которых говорит народная мудрость: "Надо слушаться сердца...", "Лучше истечь кровью и умереть, чем жить с гнилой кровью..." И героиня, плача над телом любимого, не раскаивается в случившемся, не раскаивается в том, что бежала с ним и тем самым обрекла его на гибель, а себя на несчастье. Иначе она просто не могла поступить.

Хорошей школой для артистов театра "Ромэн" стала и постановка М. М. Яншиным спектакля "Чудесная баш- мачница" Г. Лорки.

'Горячая кровь'. Сцена из спектакля
'Горячая кровь'. Сцена из спектакля

Ученик К. С. Станиславского и В. И. Немировича- Данченко, Михаил Михайлович Яншин стремился передать высокую культуру сценического искусства, которую впитал, работая рядом с великими режиссерами и артистами МХАТа, актерам цыганского театра.

Вместе с тем Яншин очень бережно относился к цыганскому народному искусству и сам обращался к актерам театра с призывом "беречь и не терять" народное начало в песнях, танцах, не терять национальной самобытности в постановках.

То, что было заложено Яншиным в те счастливые годы его работы здесь, что было принесено им в театр, жило и до сих пор живет в нас. Михаил Михайлович принес в труппу ту особую творческую атмосферу, которая помогла сплотить ее в решении больших художественных задач.

Влияние мхатовской школы осуществлялось не только посредством художественного руководства Яншиным театром, но и тесными связями ромэновцев с ведущим театром страны. Мхатовцы были частыми гостями в театре. Они присутствовали на многих спектаклях цыганского театра, на репетициях. Многие наши актеры с особым волнением вспоминают встречи в театре с Качаловым, Москвиным, Тарасовой, Андровской, Хмелевым, Книппер-Чеховой, когда они проходили за кулисы, чтобы поздравить с удачными работами или поделиться замечаниями по спектаклю. Актеры театра "Ромэн" тоже не пропускали ни одной премьеры МХАТа. И это содружество, конечно же, было большой школой для наших артистов.

Влияние и других театров на становление "Ромэна" тоже существенно. Ведь мы росли и развивались не изолированно от всего театрального искусства. Так пли иначе взаимосвязь и взаимообогащение культур осуществлялись, они продолжаются и сегодня.

В том, что основа цыганского театра закладывалась прочная, глубокая, мы все обязаны большому артисту, талантливому руководителю и замечательному человеку Михаилу Михайловичу Яншину.

Позднее театром "Ромэн" руководил Петр Саввич Саратовский. Он помог значительно повысить музыкальную культуру театра. Большую роль сыграл и в моей судьбе. Он был моим первым экзаменатором при поступлении в театр и затем художественным руководителем.

'Горячая кровь'. Урсу - В. Бизев, Барбаро - Н. Сличенко
'Горячая кровь'. Урсу - В. Бизев, Барбаро - Н. Сличенко

Одной из наиболее замечательных его работ в театре стал спектакль "Цыганы" по А. С. Пушкину. Работая над этим спектаклем, актеры учились чтению со сцены пушкинского стиха, постигая его музыкальность, красоту, образность. Пресса тех лет писала о спектакле, отмечая его вкус и такт, с которыми отнеслись создатели его в обращении к Пушкину, психологическую оправданность поведения актеров на сцене. "Цыганы" в цыганском театре "Ромэн", - писала газета "Советское искусство", - оказались подлинным пушкинским спектаклем и достойно отметили память великого русского поэта".

В период руководства театром П. С. Саратовским уже сложилась труппа из талантливых артистов, таких, как Ляля Черная, Мария Скворцова, Сантина Андреева, Марина Черкасова, Нина Красавина, Надежда Михайлова, Ольга Янковская, Ольга Петрова, Александра Кононова, Иван Ром-Лебедев, Иван Хрусталев, Василий Бизев, Владимир Киселев, Сергей Золотарев, Сергей Шишков и другие. Все они для молодых актеров, пришедших в "Ромэн" позднее, стали своего рода эталоном актерского мастерства, беззаветной преданности театру, высокой внутренней культуры, бережного отношения к богатому наследию своего народа.

Теперь уже мало осталось в театре тех, кто помнит, как однажды появилась в "Ромэне" смуглая девочка- подросток со смешными торчащими косичками. Маленькая цыганка пришла в театр прямо из табора. Деловито, по-хозяйски походила, осмотрела все вокруг и, побывав на спектакле, заявила как о чем-то раз и навсегда решенном:

Я остаюсь. Я тоже хочу быть артисткой.

Иван Иванович Ром-Лебедев рассказывал, как все они, вместе с режиссером, пытались убедить девочку, что в тринадцать лет актрисами не становятся, что надо еще подрасти...

Но через несколько дней она появилась снова, убежденная в том, что теперь-то - с распущенными "по-взрослому" волосами, в длинной цветастой юбке и шнурованных ботинках на высоких каблуках - она выглядит точь-в-точь как настоящая артистка.

Ну а теперь? Теперь возьмете?..

В шутку ей устроили экзамен. Ее вывели на пустую сцену, задали трудный этюд, и она его сыграла. Да так сыграла, что всем стало ясно, что они присутствуют при рождении большого таланта.

Так начала свой путь в искусстве Ольга Ефимовна Янковская, ныне заслуженная артистка РСФСР.

'Цыганка Аза'. Гордыля - М. Скворцова, Василь - Н. Сличенко
'Цыганка Аза'. Гордыля - М. Скворцова, Василь - Н. Сличенко

Интересна творческая судьба и Марии Васильевны Скворцовой. Она пришла в театр из цыганского хора под руководством Ивана Григорьевича Лебедева. Семья ее, как принято у цыган, была большая, вела кочевую жизнь, так что образования она получить не могла. Но этот недостаток во многом компенсировался ее, можно сказать, врожденным чувством прекрасного, редким драматическим дарованием.

В творческой биографии Марии Васильевны Скворцовой большое количество ролей. Ролей разных - больших и эпизодических, трагедийных и комедийных. И к каждой из них она относилась как к своей главной роли. Мария Васильевна - заслуженная артистка РСФСР, имеет правительственные награды, избиралась депутатом районного Совета.

Вот пример того, как простая цыганка, не имевшая образования, при благоприятных условиях и личном стремлении к цели, к мечте, может достигнуть ее, достигнуть высот искусства, знаний, общественного положения.

Любопытна и судьба Надежды Михайловой. Во время одного из выездных спектаклей в Павловом-Посаде к группе артистов подошли цыгане и сообщили о том, что есть здесь девушка, которая очень хорошо поет. После спектакля пошли в дом девушки. Голос ее действительно оказался удивительно красивым. Предложили поступить в труппу нашего театра. Отец не возражал. Так она стала актрисой театра "Ромэн", а позднее была удостоена звания заслуженной артистки РСФСР.

Среди актеров цыганского театра есть и бывшие воспитанники детдомов. Из смоленского детдома, например, была принята в театр Василькова Люба. Это произошло тоже после того, как артисты "Романа" во время гастролей узнали о том, что в местном детдоме живут цыганские дети-сироты. Нашли время побывать в нем, прослушали, просмотрели группу детишек, и поиск талантов оказался успешным.

Шестнадцатилетней девочкой пришла в "Ромэн" Ольга Петрова с трикотажной фабрики имени Семашко, где она работала мотальщицей ниток. Оля увлекалась спортом, занималась гимнастикой - готовилась поступать в цирк... Часто бывала в театрах. Но по-настоящему "заболела" театром, лишь попав в "Ромэн" на спектакль "Цыганы". Это было в 1938 году. Тогда будущей актрисе исполнилось 18 лет.

Через несколько дней после увиденного в "Ромэне" спектакля отважилась показаться художественному совету театра. Ничего тогда не умела... Спела запомнившуюся ей песню из кинофильма "Последний табор". Просматривали ее М. Яншин, Ляля Черная, Н. Ром-Лебедев, И. Хрусталев, М. Скворцова и др.

Задали этюд, она его с грехом пополам выполнила. Когда настал момент решать вопрос - принимать или не принимать ее в театр, решающее слово сказал М. М. Яншин:

'Мариана Пинеда'. Мариана Пинеда - Т. Агамирова, Фернандо - Н. Сличенко
'Мариана Пинеда'. Мариана Пинеда - Т. Агамирова, Фернандо - Н. Сличенко

А взять в театр Олю Петрову надо! Хотя бы для красоты на сцене...

Видимо, Михаил Михайлович увидел в молодой угловатой цыганке яркую народность и самобытность еще не разбуженного таланта.

И в самом деле, совсем скоро молодая актриса стала поражать не только зрителей, но и своих товарищей по театру удивительной пластичностью на сцене. Пластичностью столь совершенной, что она искупала недостаточный поначалу профессионализм и отсутствие жизненного опыта. Но это потом, а тогда...

Однажды (в жизни, наверное, почти каждого актера было это счастливое "однажды") театр был на гастролях. Репетировали "Цыганочку" по Сервантесу, которой должны были открывать, вернувшись в Москву, новый сезон. Главную роль репетировала уже признанная тогда зрителями Ольга Янковская. И вдруг, когда уже были расклеены афиши и проданы билеты, Янковская заболела. В роль срочно ввели Ольгу Петрову.

...Начался спектакль. В первом ряду плакала мать, глядя на свою дочь-актрису. А отец, который поначалу не одобрял ее решения стать актрисой, не мог скрыть гордости и радости за свою дочь.

На Ольгу Петрову обратили внимание. Тепло приняли зрители, пресса. Так родилась актриса!

В 1960 году ей было присвоено звание заслуженной артистки РСФСР.

Позволю себе рассказать еще об одной актрисе - Ирине Некрасовой.

Ира из семьи московских цыган. Закончив восьмилетку, пошла работать на завод лаборанткой. Исполнилось ей тогда шестнадцать лет. О театре много слышала от своей двоюродной сестры Мушктаковой Лоры, работавшей в "Ромэне", которая, собственно, и привела Иру сюда.

У Ирины оказались врожденный актерский талант, музыкальность, прекрасные вокальные и пластические данные. И еще - поразительная работоспособность. Это обстоятельство, по-видимому, больше всего и "виновато" в том, что скоро всем стало ясно, что в "Ромэне" появилась еще одна актриса яркой, самобытной индивидуальности. Когда Ирина формировалась как актриса, в расцвете были такие превосходные исполнители, как Ольга Янковская, Ольга Петрова. Рядом с ними трудно было выступать на одной сцене. Трудно, но полезно, потому что работа рядом с ними, конечно же, не могла пройти бесследно для нее.

И еще одно обстоятельство, позволившее Ирине Некрасовой стать одной из ведущих актрис театра, - ее страстная влюбленность в свой единственный в мире театр, огромная самоотдача, бескорыстное служение искусству. Для нее нет ролей главных или второстепенных - в массовке или в заглавной роли она отдает себя до конца. Сегодня Ирина Михайловна Некрасова - заслуженная артистка РСФСР, самая молодая заслуженная... Больше всего меня поразило, когда однажды она, будучи уже известной, призналась: "Я и сейчас не верю, что я актриса. Знаю только одно - без театра меня нет".

Я назвал только несколько имен. Все эти люди интересной творческой судьбы, которая характерна для многих актеров "Ромэна".

'Ром-Баро'. Сцена из спектакля
'Ром-Баро'. Сцена из спектакля

Хочу сказать, что эта книга не претендует на всесторонний анализ деятельности театра, его историю и на исчерпывающие творческие портреты актеров. Стараюсь говорить главным образом лишь о том, что коснулось меня лично. В этой связи не могу не назвать еще одного очень дорогого мне человека, который идет рядом по жизни вот уже много лет и каждую секунду готов разделить радость и горе. А в жизни, как мы знаем, то и другое рядом. Я говорю о моей жене, друге - Тамилле Агамировой, заслуженной артистке АзССР, работающей тоже в "Ромэне". Часто думаю о том, как порою сложно складываются судьбы людские, как бывает трудно найти друг друга и как это важно, когда рядом с тобой единомышленник, человек, понимающий тебя, живущий твоими заботами.

Примеры того, как простые цыганские парни и девушки приходили в театр и становились актерами, можно было бы и продолжить. Многие из них говорят еще и о том, что не так трудно попасть в театр (двери его открыты для талантливой молодежи), труднее в нем остаться. Сколько их приходило в "Ромэн", талантливых молодых цыган, хорошо поющих, танцующих, играющих на гитаре! Но членами коллектива становились далеко не все.

В театре остаются и посвящают ему всю свою жизнь лишь те, кто не просто талантлив, а одержим театром, кто умеет и много работать, кто никогда не поставит личные интересы выше интересов театра. Без этой самоотверженности, бескомпромиссности, жертвенности нельзя создать театр и сделать его работу интересной.

Эти принципы как заповедь мы стараемся передать тем, кто придет к нам в театр завтра. Открытие театральной студии при музыкальном Училище имени Гнесиных для нашего коллектива огромное событие, факт исторический в нашей биографии. Как и каждому живому организму, театру необходим постоянный приток свежих сил, постоянное обновление. К тому же задачи, которые сегодня ставит перед нами жизнь, требуют все более высокого профессионализма. И театр получил эту возможность растить свою актерскую смену.

Семнадцать молодых способных юношей и девушек, все со средним образованием, осваивают сегодня премудрости актерской профессии, изучают общественные науки. Их мы искали по всей стране - в Ростове, Харькове, Днепропетровске, Барнауле, Уфе, Одессе и, конечно, в Москве. Все они прошли большой конкурс, строгий отбор, прежде чем переступить порог учебного заведения. Здесь в течение четырех лет они учатся актерскому мастерству, получают высшее образование. В 1982 году эти юноши и девушки придут к нам в театр, чтобы продолжить дело, начатое более полувека назад.

Разные периоды были в жизни театра за долгий его творческий путь: подъемов и спадов, успехов и неудач, стремительного движения вперед и длительных застоев. Все это, видимо, нужно было пережить, чтобы, учитывая ошибки, учиться на них, совершенствоваться...

'Сони Махеваль'. Махеваль - Н. Сличенко
'Сони Махеваль'. Махеваль - Н. Сличенко

При всем том, что в работе театра большое внимание уделялось постановкам по классическим произведениям, основу репертуара, конечно же, составляла, как составляет и сегодня, своя национальная драматургия, обязанная своим рождением цыганскому театру. Разные проблемы поднимались в пьесах, которые ставились в "Романе", - о жизни, быте, прошлом, настоящем и будущем цыганского народа.

Среди первых, кто начал писать для театра "Ромэн", были Александр Вячеславович Германо, Иван Иванович Ром-Лебедев, а через несколько лет авторская группа расширилась. В нее вошли Иван Васильевич Хрусталев, Николай Георгиевич Нарожный. Все они очень много сделали для становления театра. Ведь пьесы для цыганского театра (при всем том, что они строятся по общим законам драматургии) имеют свою специфику, свою национальную окраску. А это может передать и выразить в пьесе только тот, кто знает, чувствует эту специфику, своеобразие и неповторимость цыганского искусства.

Попробовав свои силы в драматургии, определив свою нужность делу, Ром-Лебедев и Хрусталев до настоящего времени не расстаются с театром, пополняя наш репертуар своими пьесами.

Иван Васильевич Хрусталев из семьи кочевых цыган. Его главная страсть - поэзия. Стихи он писал еще до прихода в театр. А в 1936 году был издан первый сборник его стихов "Гиля", что в переводе означает "Песни". В 1947 году Иван Васильевич написал свою первую оригинальную пьесу для нашего театра - "Сломанный кнут". Позже было написано еще девять пьес, многие из которых и по сей день идут на нашей сцене. Кроме занятий литературой, он уже много лет является актером театра, актером ярким, самобытным, а также главным балетмейстером. В этом искусстве он тоже преуспел благодаря природному таланту и большой работоспособности. Все знали его как хорошего плясуна, но он присматривался к тому, как балетмейстеры работают с артистами, сам помогал другим ставить танцы. Так постепенно освоил тонкости этого дела и скоро сам стал балетмейстером театра, ныне заслуженный артист РСФСР.

Иван Иванович Ром-Лебедев - один из организаторов театра - воспитывался в артистической семье. Его мать, Мария Николаевна, была известной цыганской певицей, отец, Иван Григорьевич, дирижер цыганского хора, работавшего в ресторане "Стрельня".

Иван Иванович Ром-Лебедев начал писать рано и уже к 1930 году был членом писательской организации под названием "Кузница". Вот поэтому, когда театр был открыт и встал вопрос о том, кому исполнять обязанности первого заведующего литературной частью театра, выбор пал на него. Его первая же пьеса "Ганка" надолго закрепилась в репертуаре театра. Но драматургия не единственное занятие Ром-Лебедева. Одновременно он был ведущим артистом театра и прекрасным музыкантом-гитаристом. От отца он перенял владение этим нежным, хрупким и трудным инструментом.

'Грушенька'. Голован - Н. Сличенко
'Грушенька'. Голован - Н. Сличенко

Иван Иванович Ром-Лебедев - заслуженный артист РСФСР, член Союза писателей СССР, широко пропагандирует искусство цыганского народа. Интересная судьба, не правда ли? Это он был одним из тех, кого принимал у себя на квартире А. В. Луначарский, когда решалась судьба цыганского театра.

По пьесам Ром-Лебедева можно составить летопись театра и в какой-то степени летопись страны, проследить, какие проблемы общественной жизни ставились в театре и решались жизнью. Ведь свыше 30 его пьес в разное время шли и сегодня идут в "Ромэне".

С самого начала творческой жизни театра и до настоящего времени большую помощь в создании пьес для "Ромэна" оказывали и оказывают русские драматурги. Среди них: А. Афиногенов, И. Шток, М. Светлов, Ю. Нагибин, К. Финн, Л. Митрофанов, Н. Мирошниченко и другие.

Волнующий рассказ о том, как нашел свою дорогу к счастью бездомный, осиротевший цыганский мальчик Коля, лег в основу пьесы "Родился я в таборе", написанной в соавторстве писателями Ю. Нагибиным и И. Ром-Лебедевым. Интересно, что прототипом цыганского мальчика в пьесе послужила судьба Николая Нарожного, ставшего позднее ведущим актером и драматургом театра "Ромэн".

(В поисках цыганенком лучшей доли рядом с ним оказался обаятельный русский парень, открывший перед ним, по сути, целый мир и помогший обрести большую цель в жизни. Символично звучала в спектакле песня "Там вдали за рекой...", которую пел перед смертью русский парень, передавая ее, как знамя, цыганскому юноше.

Началу войны с гитлеровской Германией была посвящена мало кому известная сегодня пьеса М. Светлова "Действующие лица", поставленная в нашем театре М. Яншиным.

Первым дням Великой Отечественной войны была по-священа и пьеса Л. Митрофанова "Песня на рассвете", поставленная театром как народная трагедия, которую разделили цыгане со всем советским народом, встав на борьбу с врагом. Этот спектакль зрители увидели уже почти через три десятилетия после начала войны.

'Огненные кони'. Глашка С. Янковская, Полковник А. Мирошников
'Огненные кони'. Глашка С. Янковская, Полковник А. Мирошников

Великая Отечественная - особая страница в жизни театра "Ромэн". Говорят, что, когда гремят пушки, музы молчат. Неверно это, не молчат. И примером тому служат многочисленные подвиги советских артистов в тяжелое для страны время.

Война застала театр "Ромэн" в Свердловске во время его летних гастролей. Буквально с первых часов вероломного нападения фашистов на нашу страну театр переключился на обслуживание мобилизационных пунктов, частей Красной Армии, госпиталей, прифронтовой зоны.

Сразу после объявления по радио о начале войны мобилизованные и добровольцы шли на призывные пункты. И пока формировались отряды перед отправкой их в воинские подразделения, артисты "Романа" выступали со своими концертами перед будущими воинами. С этого началась работа театра в военное время. А позднее актеры объединялись в концертные группы и несколькими бригадами выезжали на передовые позиции, выступали в бронепоездах, на военных кораблях, в воинских эшелонах, на открытых площадках перед тысячными аудиториями и перед небольшими группами солдат в минуты затишья. За годы войны артисты театра показали около 1200 спектаклей в различных уголках Советского Союза и дали более семисот шефских концертов, за что коллектив и отдельные его члены неоднократно награждались Почетными грамотами, медалями и другими наградами Родины.

Большой гордостью артистов театра стал тяжелый бомбардировщик "Ромэновец", построенный на средства театра. Но самая большая гордость коллектива театра заключалась в том, что наше искусство было нужно людям, что оно помогало им в тяжелые военные годы, помогало и помогает нам в мирное время строить прекрасную жизнь, воспитывать человека будущего и просто приносить радость своим искусством.

Если проследить за эволюцией репертуара цыганского театра, то легко заметить, что герои сегодняшних пьес, оставаясь цыганами, уже совсем иные люди, чем двадцать, десять и даже пять лет назад, потому что жизнь ставит перед нами все новые и новые проблемы, на которые мы не можем не отзываться. Главным сегодня становится процесс формирования характера нового человека, его жизнелюбие и страстность восприятия жизни, душевная широта - все эти качества, которые присущи нашему народу, по-новому преломляются в характере героя-современника и общей стилистике наших спектаклей.

С сегодняшних позиций, с расстояния в шестьдесят с лишним лет всматриваемся мы в героику и романтику революции и гражданской войны в спектакле "Огненные кони" И. Ром-Лебедева; всматриваемся в нашего современника, героя конца семидесятых годов - Непоклонова по одноименной пьесе Н. Мирошниченко; как бы идем трудными дорогами цыганского народа к новой жизни в спектакле "Мы - цыгане". Этими спектаклями театр продолжает свои поиски в утверждении новой тематики на своей сцене, новых героев. Один из этих спектаклей, "Огненные кони", был показан на шестой Всероссийской неделе "Театр и дети", который театр посвятил 60-летию Ленинского комсомола.

'Мы - цыгане'. Сцена из спектакля
'Мы - цыгане'. Сцена из спектакля

Нам была очень интересна реакция на спектакль именно молодежи, комсомольцев 70-80-х годов, и поэтому мы с таким волнением шли на встречу с членами литературного клуба "Бригантина" Дома культуры имени Павлика Морозова и старшеклассниками 610-й московской школы, которая состоялась в заключение недели "Театр и дети".

После этой памятной для всех нас встречи, во время которой школьниками было сказано много добрых слов о спектакле, актерах и театре в целом, я еще раз убедился в том, как интересна наша молодежь, как интересно она мыслит, как активно отзывается на героику и романтику. Это особенно было для нас важно, так как все, что мы делаем, делаем для них, для молодежи. За них идет сегодняшний бой. Мы хотим, чтобы они были лучше, чем мы. Для этого мы живем.

Хочу привести стенограмму из их выступлений не потому, что они в адрес спектакля говорили добрые слова, а потому, что это их восприятие революционной темы в спектакле цыганского театра. Неожиданным и трогательным для всех нас, участников спектакля, было и то, что уже на другой день после состоявшегося просмотра ребята сочинили стихи.

 В волосы цыган вплетена печаль, 
 Положила тень на кожу их ночь... 
 Каждый раз им снова и снова вдаль, 
 Каждый раз они уходят прочь. 

 ...Платья сшиты из цветастых тканей. 
 Танцы словно вольный полет! 
 Пестрый, как обрывки чьих-то мечтаний, 
 Смеется табор, плачет и поет... 

 Долго путь их был не освещен, 
 Каждая земля, как мачеха, их гнала. 
 Но ворвалось красное зарево знамен, 
 И земля советская Родиной их стала. 

 И первый на земле театр цыганский - 
 На русской земле, советский, не царский! 
 ...А от промелькнувшей ненастной ночи 
 Остались у цыган черные очи... 

                      Марина Медведева, 10-й класс.

"Спектакль "Огненые кони", - продолжает Марина, - поражает своей эмоциональной наполненностью, огромной силой воздействия. Каждое действующее лицо - яркая индивидуальность. Каждый как бы живой родничок. И родники сливаются в один сверкающий поток, который захватывает и увлекает.

...Весь спектакль исполнен могучей жизненной силы. Актеры играют с таким темпераментом, словно в каждом из них заложено огромное солнце".

И вновь звучат стихи. Их читает ученица 9-го класса Аня Канищева:

 Слышу я революции звуки, 
 И, волнуясь, из зала пою... 
 Вижу смуглые быстрые руки, 
 С Глашкой мысленно рядом стою! 

 Это был замечательный вечер, 
 Вечер внутренних перемен - 
 Это с Театром великая встреча 
 И с артистами театра "Ромэн"!

"...На сцену выходит табор Люто, - говорит Гердт Оля, ученица 10-го класса. - С протянутыми руками они идут прямо на зрительный зал. Меня поражают глаза каждого из них - болящие, нервные. В них не просто вопрос - как жить? В них целый мир, взбудораженный революцией. И их свободную таборную жизнь она подняла на дыбы, обострила все чувства. Каждый из них на пределе. Эмоциональный накал высок, как никогда.

Красная, пылающая сцена как объятый огнем революции мир. Направленные в лицо человека винтовки и глаза молодой цыганки с отражающимся в них красным маревом... Как жить? Кому мы нужны?

Что можно ответить этим отчаянно протянутым рукам: маленьким и большим, твердым и слабым, уверенным и плачущим? Что?

...В спектакле все на предельном эмоциональном накале. Если отчаяние, то дикое, безграничное, как крик Глашки, если смерть, то голая и страшная, неприглядная, если радость, то бьющая через край, по-цыгански отчаянная: взметнувшиеся юбки, костер пляшущих рук и ошеломленные глаза! Но без этого наивысшего накала не было бы спектакля.

Отдавшие свою жизнь за революцию... Комсомольцы Леха, Илья, Глаша - все они обращены к протянутым Рукам цыган. Их смерть - это утверждение эпохи ОГНЕННЫХ КОНЕЙ. Они пронеслись над миром, высекая копытами искры. Цыганский народ, и тебе решать: быть ли им в твоем сердце, быть ли тебе рядом с ними, охватит ли тебя огонь пышущего жаром сердца нового мира.

Если спектакль не просто способен оставить яркое зрелищное впечатление, а заставляет о чем-то поразмыслить и помечтать, это уже духовное обогащение для зрителя! Это победа театра!"

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Пользовательский поиск


© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://istoriya-teatra.ru/ "Istoriya-Teatra.ru: Театр и его история"