Новости

Библиотека

Энциклопедия

Карта сайта

Ссылки

О сайте


предыдущая главасодержаниеследующая глава

«Исэ ондо» («Исэ Ондо Кои-но Нэтаба»)

«Исэ ондо» относится к жанру бытовых пьес — энгиримоно. Она является одной из наиболее выдающихся пьес этого жанра и пользуется большой популярностью у зрителей. Сюжетная основа энгиримоно строится на том, что герой и героиня пьесы, горячо любящие друг друга, вынуждены из-за определенных обстоятельств расстаться. В большинстве пьес этого жанра женщина ради карьеры мужчины говорит, что разлюбила его. Мало того, она делает вид, будто увлеклась другим мужчиной. В пылу гнева любимый человек убивает женщину, которая ради его карьеры решила пожертвовать своей любовью, своим счастьем.

Пьеса «Исэ ондо» была впервые поставлена в июле 1796 года в городе Осака в театре Кадо-но сибаи. Пьеса была написана буквально за три дня главным драматургом упомянутого театра Тикамацу Токудзо на основе происшествия, о котором узнали от гонца (об убийстве девяти человек в Исэ). Для жанра бытовых пьес сэвамоно издавна были характерны представления, созданные путем обработки газетной информации о различных городских происшествиях. К такого рода пьесам относились и пьесы Тикамацу о самоубийстве несчастных влюбленных. Поспешность в создании такого рода пьес приводила к тому, что у многих из них был крайне рыхлый, а подчас и нелогичный сюжет, поскольку драматург не успевал как следует обработать материал. Отсюда возникало и немало подражательных пьес. В «Исэ ондо» тоже ощущается значительное влияние «Годайрики» — выдающейся пьесы этого жанра, которая была поставлена годом раньше. В «Исэ ондо» Тикамацу полностью использовал замысел из его же пьесы «Нагамати оннахаракири», несколько переделав лишь сцену «Дайдайко-но ба»*. Однако пьеса выигрывает благодаря своеобразию местного колорита Исэ, проявляющегося в изображении жизни «оси»**, а также в бытовых деталях из жизни «веселых кварталов». В настоящее время крайне редко ставят комедийную сцену «Дайдайко-но ба». Обычно же исполняют лишь сцену разрыва и сцену убийства.

* (Дайдайко — деньги, которые собирают с верующих при исполнении храмовых представлений Кагура в храме Исэ.)

** («Оси» — люди, прислуживавшие в храмах на святых местах в Исэ и Кумано. В их обязанности входило обеспечение богомольцев жильем и прочими удобствами. В Исэ к именам таких людей прибавляли обычно слово «даю».)

Сцена «Абурая-но ба» открывается изображением гостиной в провинциальном доме для развлечений. Действующие лица в легких кимоно обмахиваются веерами утива, что создает атмосферу жаркого лета. Сзади висят шторы (когда приближается сцена убийства, эти шторы падают и зрители видят внутренний двор). Женщина Окон, роль которой играет главный актер-оннагата, исполняет каноническую сцену разрыва. Она флиртует с отрицательным персонажем пьесы, стремясь в то же время утащить у него оригами — свидетельство, удостоверяющее исключительные качества его меча. Окон говорит любимому, что больше его не любит, хотя сердце ее обливается кровью. Сцену разрыва усиливает игра старухи Манно — надзирательницы над проститутками, которая всячески старается распалить гнев главного героя Мицугу. Перепалка между Манно и Мицугу оживляет эту сцену, в которой роли Манно и Мицугу можно считать ведущими. Участие в представлении дешевой проститутки Осика, с которой флиртует Мтцугу, придает этой сцене — смешной и печальной — дополнительный колорит, какого нет в других пьесах в жанре энгиримоно. Особенно интересна роль Мицугу, являющаяся примером сочетания мягкой чувственности с мужественностью; роль эта играется попеременно то в стиле исторической, то в стиле бытовой пьесы.

Осика требует у Мицугу причитающуюся ей плату, но тот отказывается платить и зовет надзирательницу Манно, чтобы доказать, что деньги им уплачены. На сцене появляется Манно, но это не помогает Мицугу, а ставит его в еще более затруднительное положение. Далее следует монолог, когда Мицугу возмущенно восклицает: «Хоть я и не знатный господин, но я Мицугу из Фукуока, и я не такой человек, чтобы обманывать женщину и не платить ей положенные деньги». И тут наступает кульминационная сцена, когда Окон, стремясь убедить Мицугу в том, что она его разлюбила, говорит: «Так ли уж ты чист всегда, как это сейчас представляешь!» После этих слов Манно начинает издеваться над Мицугу, пуская ему в лицо табачный дым и с ненавистью ударяя его в грудь веером.

Изгнанный из дома для развлечений, Мицугу вынужден вернуться обратно, так как у него возникло подозрение, что его меч подменен. Его встречает Манно и, видя в руках Мицугу меч, подступает к нему со словами: «Ах, ты пришел убивать, так вот я, убей меня». Мицугу ударяет ее плашмя по плечу мечом, вложенным в ножны. Ножны разламываются, и Манно, поглаживая место удара, презрительно говорит: «Ах, как прохладно!» В гневе Мицугу зажимает ей рот рукой, и в этот момент в нем вспыхивает жажда убийства. Начинается сцена убийства, которая происходит под аккомпанемент доносящегося снаружи веселого пения и танцев. На белой одежде с мелкой серой вышивкой, в которую одет Мицугу, ярко выступают алые брызги крови. Эта картина очень характерна для кабуки.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Пользовательский поиск


© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://istoriya-teatra.ru/ "Istoriya-Teatra.ru: Театр и его история"